Константин Арбенин

НОВЫЕ СТИХИ (2008-2009)


ВТОРОЕ ЯНВАРЯ

Саше и Даше

Венера - новогодняя звезда.
И мы под ней катаемся на лыжах.
И скрип полозьев на Венере слышат
Далекие, чужие города.

Там, на Венере, тоже выпал снег.
А раньше снега не было в помине.
Там раньше лыжи глупо жгли в камине
И реками сплавляли по весне.

И лишь сейчас, второго января,
Когда земляне спят и смотрят телик,
Венерианцы бац - и обалдели:
Всё во вселенной складно, всё не зря.

И замерли, увидев нас с тобой
И нашу лёгкость снежную услышав,
Когда мы плавно шли на мягких лыжах
Под ясною Венерою-звездой.

2 января 2009 г.

 

ГЕНИЙ ВЫБРАЛ

Евгению Пальцеву

Гений выбрал неизвестность -
Это творческое право.
Он без судорог и гнева
Завершает разговор.

И, оглядывая местность
Сквозь очков своих оправу,
Он сворачивает влево
И идёт на задний двор.

Он почти освободился
От давления, от славы,
От богемных предрассудков,
От карманных перспектив.

Он свободнее, чем птица,
Он текучее, чем лава.
От защитников и судей
Спрятан истинный мотив.

Пусть его не носят имя
Корабли и пароходы,
Но фамилию отныне
Носят дочь его и сын.

Завтра он уходит с ними
В очень дальние походы -
В горы, в заросли, в пустыни
Или просто в магазин.

И лица его небесность
Чётче всех чернильных пятен,
Глубже мартовских проталин,
Ярче солнечных пружин.

Гений выбрал неизвестность -
Этим он и непонятен.
Этим он и гениален,
Этим и непостижим.

2008

 

ПОСТСКРИПТУМ


А был ли рыцарь?
А была ли жизнь?
Чем стал однажды совершенный подвиг?
За тихим часом снова будет полдник
И надо есть.
И надо быть.
Держись!

Держусь, хотя все знаю наперед.
Поставил крест на рыцарских походах
И шлем потешный сдал в бюро находок -
Быть может, парикмахер заберёт.

Мой замок средь лысеющих холмов -
Теперь лишь фотография в серванте,
Где много безделушек и Сервантес,
Все шесть его облупленных томов.

Затюканный сиделками сиделец,
Плетусь в собес на аутодафе,
А возвращаясь, захожу в кафе,
Чтобы послушать скрип кофейных мельниц.

Стесняясь даже близких, надеваю
Кальсоны под протертую джинсу
И не иду, а всё свое несу
На жертвенник звенящему трамваю…

До усмерти считаю этажи,
Как пройденные годы, и пощады
Прошу у тихих лестничных площадок, -
А был ли рыцарь?
А была ли жизнь?

Оруженосец, соблюдая чин,
Мне покупает арнику в аптеке
И по утрам приподнимает веки -
Чтоб я в бессмертье
часом
не почил.

2008

 

ОГРЫЗОК


Город мною отобедал,
Город мною закусил.
Городским огрызком еду
На маршрутном на такси.

Все асфальтовые тропки
Знает вялый организм.
Мне еще залезть в метро бы,
По кишке спуститься вниз.

Эк метро схватило круто -
Чуть не хрустнула спина!
Всех забило в самокрутку,
Раскурило докрасна.

Я и выкурен, и выпит,
Словно пепел наземь выбит.

Вылезаю площе марки,
Тихо двигаюсь вперед.
Мега-гига-супер-маркет
Щас меня пережует.

Обливаюсь крупным потом,
Возгораюсь, как бензин,
Хорошенько отработан,
Покидаю магазин.

Перекошен, перепачкан,
Оживаю на бегу.
Вечер скомканною жвачкой
Прилепил меня к ларьку.

Отлепляюсь от ларька.
Жив, курилка? Жив пока.

Я отломлен, я отрезан,
Я намазан на батон.
Доползаю до подъезда,
И меня съедает дом.

Перевариваюсь в чреве
Механического дня.
Лифта крашеная челюсть
Мнёт остаточки меня.

Выжат, высосан и слизан,
В кресло грох - и обомлел…

Доедай же, телевизор,
То, что город не доел!

2009

 

ГОСТЬ

Стучит в окно осенний дождь,
Идёт все воскресение.
И я спросил: "Куда идёшь?"
"Иду на День рождения!"

"Так что ж ты тянешь канитель! -
Я распахнул окно. -
Ведь я родился в этот день
И жду гостей давно!"

"И я давно к тебе стучу,
Прошусь к тебе домой.
Я целый день тебе хочу
Вручить подарок свой.

Вон, видишь, лужи во дворе?
Они теперь твои.
Аллеи в мокром серебре
И с запахом хвои!

Круги на солнечной реке,
Грибы в проселочном леске,
И густоцветные пруды,
И разноцветные зонты…

Всё это я тебе принес,
Расставил в честь твою!
А чтобы ты счастливым рос,
Сейчас тебя полью!"

Как хорошо, как хорошо,
Какое наслаждение!
Как хорошо, что дождь пришёл
Ко мне на День рождения!

2008

 

ГЛАГОЛЫ


Я выхожу на улицу и вижу:
Повсюду сопрягаются глаголы.
Кругом глаголы - движутся, спешат,
Кишат, толкаются, бодаются и бьются,
Глаголят громко, суетно хлопочут.

Вот будущего времени глагол -
Он всех снесёт, всех передавит пузом,
Обгонит сам себя на вираже
И сам себя от счастья не узнает.
И в счастье не узнает сам себя.

А вот глагол прошедшего - его
Уже почти не видно: так он блёкл,
Так неказист; уже и не представить,
Каким он был, чем жил и где работал,
С кем посчастливилось ему соприкасаться,
Какие он вершины покорял,
Какие открывал он острова
И с кем пытался постигать глубины.
Он в нынешнем - ломоть из поговорки:
Отломанный, надкусанный, засохший.
Нет суффикса и ни одной приставки,
И стерлось окончание давно…

Вот неопределённые глаголы -
Они слегка растеряны, как дети,
Они не знают, не хотят, не могут,
Молчат, мычат и хаос создают.
Есть даже настоящего глаголы,
Которые творятся прямо здесь -
Здесь и сейчас, им все здесь интересно!
Уже ко мне склоняются они -
Чего я здесь? Зачем я неспрягаем?
Быть может, я и вовсе - не глагол?
Стою среди встревоженных глаголов,
Средь настоящих и определенных,
Растерянным каким-то междометьем,
Стою и постепенно обрастаю
Сначала буквами,
Потом слогами,
А потом…

2008

 

***

Едва опомнившись от шока
И помирив себя с судьбой,
Мы выдохнем: как хорошо-то!
Как хорошо-то нам с тобой!

Мы снова - мы! Нас только двое,
Просеянных сквозь решето.
И неслучившееся горе
Пережито.

2008

 

БАЛЛАДА О СВЕРЧКЕ


Хотел Сверчок жениться,
Да получил отказ.
Пошел Сверчок топиться,
Нырнул с разбегу в таз.

А в том тазу покатом
Пробоина была,
И вся вода куда-то
Пять лет как утекла.

Над ним смеются мухи,
Над ним хохочет жук.
"За что такие муки!" -
Сверчок совсем прижух.

Идти топиться в речку?
До речки далеко!
Заполз Сверчок на печку
И прыгнул в молоко!

Без шума, по-английски
Хотел уйти на дно.
Но молоко из миски
Кот вылакал давно.

Сверчок все делал наспех,
И вот тому итог -
Опять же мухам на смех,
Жуку на хохоток!

И скалятся невежды -
Клопы и паучки:
"Ну до чего потешны
Влюбленные сверчки!"

Собьет с любого удаль
Их беззаботный смех.
Сверчок забился в угол -
Обиделся на всех.

"Прощай, моя отрада!
К женитьбе поостыл!
Век буду неженатым!
Состарюсь холостым!

Осяду здесь навечно,
Зароюсь в угольке
И буду жить запечно,
В укромном уголке!.."

С тех пор и днем, и ночью
Он на судьбу ворчит -
То жалобно стрекочет,
То горестно сверчит.

2008

 

УТРЕННЯЯ ЭЛЕГИЯ

Тем, кто ждёт от меня чего-то другого.

Поэзия родится в семь утра -
Не часом раньше, не минутой позже.
Бегут стихи по размягчённой коже
Умытого туманами двора.

Стекают капли медленной росы
В озябшие рабочие тетради,
И липнут к покосившейся ограде
Метафор корабельные носы…

В такую рань нормальные поэты
Спокойно спят и видят пьедесталы,
А мне - изволь! - приспичило, пристало,
А мне опять привиделись сонеты!

Халатом прикрываю наготу
И, разыскав впотьмах тетрадку, ручку,
Взбираюсь на парнасовую кручу!..
Нет, полноте, - на кухоньку иду.

Включаю свет, раскуриваю газ.
Сметаю вон вчерашние объедки.
Смотрю - а вместо старой табуретки
Уж подо мною взмыленный Пегас!

Позвольте! Не заказывал коня!
Мне легче и привычнее на стуле!
А это что еще за черти в ступе,
Как мухи, вьются около меня?

А это - гляньте! - на моё перо
Слетаются назойливые музы!
У них разнокалиберные вкусы
И очень нездоровое нутро.

И спорят музы, чьи стихи вкусней,
Чьи рифмы перспективней в смысле славы.
Не отмахнуться мне от той оравы,
И я пытаюсь как-то ладить с ней.

Но тут еще приходит Аполлон
И требует с меня какой-то жертвы.
Я достаю заначку с этажерки,
Я предъявляю проездной талон,

Но он не внемлет, злобно машет лирой,
Хореями и ямбами стращает,
Меня писать поэмы совращает
И обольщает пламенной сатирой.

Потом приходит дедушка Глагол
И жжёт меня, поэта, прямо в темя.
"Ответь, - кричит, - ты с теми или с теми?"
И за ответ мне ставит жирный "кол".

И я бросаю ручку! Сто чертят!
Я мну листы и морщу лоб руками.
Мне с этими не сладить чудаками -
Я не пойму, чего они хотят!

Не жгись, Глагол! Не голосите, музы!
Не требуй приношений, Аполлон!
Поэзия сидит не за столом,
Поэзия - не долг и не обуза!

Поэзия бессоннице сродни,
Ей только одиночество подмога.
Уйдите ж от меня за-ради Бога,
Освободите мозг от болтовни!..

В отчаянье уходят кредиторы.
Угомонились музы - тишина.
Я достаю бутылочку вина,
Приоткрываю ящичек Пандоры…

Привет, стихи! Поэзия, здорово!
Входи и будь как дома, Вдохновенье!
Пришла пора остановить мгновенье.
Здесь где-то было… где-то было слово…

С него начать - и доведёт до сути…
Смотрю в окно - без ручки, без пера.
Поэзия родится в семь утра,
Без всяких там посредников и судий.

Март 2009

 

***

Еще мы были - просто детвора,
По возрасту, по образу, по сути.
И ни один из нашего двора
Еще не расписался в книге судеб.

Нам дерзости сходили с первых рук,
Нелепости подхватывало эхо,
И запросто вмещалось все вокруг
В отважное мальчишеское эго.

Весь мир вертелся в коконе моем,
Я был его кристальной оболочкой.
И слез незамутненный водоем
Стекал в траву по маминым сорочкам -

От радости познания себя,
От крепости недавней пуповины,
И оттого, что ангелы
Под утро раструбят:
Еще один явился в мир
с повинной.

2008