Константин Арбенин
ОДНОИМЁННЫЕ ПЕСНИ
2010

Стихи и музыка - Константин Арбенин
(кроме #10*)

1. Россыпи стай
2. Межсезонье
3. Ветер Купчино
4. Посередине
5. Охота на сук
6. Всегда готов к рок-н-роллу
7. Ассоль и Серый
8. Спокойной ночи, старики
9. Просто помни
10. Галоп Избушки на курьих ножках (*музыка - Михаил Башаков)
11. Как раздеваются деревья
12. Уходя - возвращайся
13. На всякий случай
14. Дворники


РОССЫПИ СТАЙ

Россыпи стай
летят на юг, льют
с небес голос:
Не опоздай
на свой земной круг,
на свой полюс.
На ночные поезда
торопись, не опоздай.

Не опоздай -
несет закат дат
состав быстрый.
В те города,
куда спешат дней
твоих листья.
Осень делит небо гроздью серых стай -
улететь за ними вслед не опоздай.

Не опоздай -
уже дожди вьют
ветрам гнёзда.
Твой календарь
на год вперед всем
гостям роздан.
В незнакомые места
торопись, не опоздай.

Круговорот
ночей сменил цвет -
надел синий.
Время не врёт -
прими как дар звон
ключей зимних.
Накрывает землю белый горностай -
обогреть её собой не опоздай.

Россыпи стай
летят назад в дым
весны греться.
Не опоздай
к своим цветным льдам,
к своим рельсам.
Возвратиться навсегда
торопись, не опоздай.

Если успел
начать, сберечь, дать
мечте сбыться,
тысячи дел
продлят, спасут, в даль
умчат птицы.
Вскинет крылья високосный календарь -
пожелать ему тепла не опоздай.

2004


МЕЖСЕЗОНЬЕ

Банано-картофельный запах
Осенних торговых рядов.
Сентябрьский летний осадок
На глади зацветших прудов.

Дочитаны летние книги,
Досмотрены летние сны.
И мы, будто буквы на сгибе,
Для взгляда не очень ясны,

Для слуха - не очень понятны,
Как запахи - слишком тонки.
Мы - мутно-кленовые пятна,
Осенних прудов поплавки.

Тебя угнетает ненастье,
Меня вдохновляют цвета.
И если б не общее счастье,
Всё было б опять как всегда.

Но есть перемены в природе -
И есть перемены в судьбе.
Мы палыми листьями бродим,
Мы оба с тобой не в себе,

Мы оба с тобою друг в друге,
В округе, в аллеях, в листве.
И наши осенние руки
Скрепились в весеннем родстве.

Садимся с тобой на качели
Качаемся, как в первый раз,
И птиц перелётных кочевье
Почти что касается нас.

Но мы уже знаем, как скоро
Судьба пожинает плоды.
Зелёный подмиг светофора -
И мы переходим на ты

Со всеми, кто ссыпался с веток,
Кто сделался красен и жёлт.
В преддверии этих расцветок
Тебя я когда-то и нашёл…

Торговых рядов перебежки,
Дрожащих прудов болтовня -
Какие нелепые вешки
Такого прекрасного дня!

В мозаике этой интриги
Мы стали друг другу нужны.
Дочитаны летние книги,
Досмотрены летние сны.

Нам осень дана как свиданье
С самими собой, наравне.
Нам осень дана как заданье -
Во всём доверяться весне.

2006


ВЕТЕР КУПЧИНО

Я разменивал радость, как по-заученному,
Ничего не откладывая в долгий прок,
Пока ветер, до дыр продувающий Купчино,
Не нагнал меня на выходе из метро.

Налетел, подхватил и вдруг как-то рассеянно
Обнял, ослабив тугие круги,
И печали мои отфутболил к северу,
Где земли безвыходны и наги.

И сказал этот ветер мне, ошарашенному:
"Послушай, мне кажется, нам по пути.
Я в провожатые не напрашиваюсь,
Но надёжнее друга тебе не найти."

"Смотри, как я манипулирую тучами,
Тасую жетоны дворцов и пивных." -
Так пел он и тихо меня окручивал
Питоньими кольцами продувных.

Я узнал этот ветер, он был мне знаком -
Синий пот и зарубка на южном резце.
Он давно хотел стать моим проводником -
Оборвать мои цепи, обозначить мне цель.

"Мне известно всё до последней дроби, -
Говорил он и лезвием лез под пальто. -
Я знаю, что кто-то тебя торопит,
И я даже могу догадаться, кто.

Мне видны два крыла на дне твоей сумки.
Но, послушай, пора уже плавать без ласт!
Оставь эти детские предрассудки, -
Крылья ведь, в сущности, тот же балласт!"

Он толкнул меня в спину, расплющил взасос,
Вдел печальную розу в петлицу ветров,
Резко поднял под купол и плавно понёс
Подвесными тоннелями анти-метро.

Так он нёс меня, нёс и пьянел от важности,
Раздувая меха, раздавая долги,
А внизу удивлялись: как же взять я отважился
Встречный ветер в попутные проводники!

Звёзды ловко звенели своими подковами,
Купоросили космос, сметали икру,
Но чем надёжнее ветер меня упаковывал,
Тем бессмысленней небо валилось из рук.

Сердце ныло по нотам, покуда закат
Терпеливо стекал с небоскрёбовых плеч.
И казалось, что, если лететь наугад,
Траектория жизни закругляется в смерч.

Научил меня ветер взлетать, когда хочется,
Научил опускаться, когда надоест,
Промышлять добротой, отрабатывать творчеством,
Не жалея, срываться с насиженных мест.

Но у самых ворот, где небес оправа
Жжёт живыми пунктирами мёртвых петель,
Я сказал ему: "Стоп. И в ногах есть правда.
Опускай меня, майна! Не могу без людей."

Он исчез так же ветрено, как и возник, -
Не обиделся, просто сверкнул - и ушёл.
Мой стихийный попутчик, полубог-проводник,
Притяжением пущенный на произвол...

Вот таким вот икаром, таким вот кучером
Я вернулся - с нокаутом в полный накал..
И бесцельно бродя по залысинам Купчино,
Поминаемый ветром, негромко икал.

Мать-зима высыпала из траурных пепельниц
Серый снег на гомункулы спящих коммун,
А в трамвайном кольце близоруко белели ниц
Два крыла, уже не нужные никому.

2001


ПОСЕРЕДИНЕ

От тумана до тумана
Растеклась моя нирвана.
От базара до базара
Пролегла моя сансара.

Я стою посередине,
Я как будто в карантине.
Выбираю, где резонней
Пребывать моей персоне.

Среди луж и среди туч
Я свободен и летуч.

От фасада до фасада
Горбылём моя засада.
От Батума до Батума
Колесом моя фортуна.

Я вишу посередине,
Словно муха в паутине.
И боюсь пошевелиться,
На ходу меняя лица.

Я примерил масок сто -
Мне идёт и то, и то.

Где-то слева жаждут мата
Эпигоны неформата.
Где-то справа ждут прокола
Ренегаты рок-н-ролла.

Положение двояко,
Но я не бросаю якорь.
Я стою посередине,
Я чужой в любой рутине.

Я не низок, не высок,
Я не тенор, не басок.

От обмана до обмана
Сверху льётся только манна.
От сиесты до сиесты
Кормят только манифесты.

Кто-то убыл, кто-то выбыл,
Я всего лишь сделал выбор.
И я чувствую спиною:
Мы - другие, мы - иное.

Мы стоим посередине,
Мы горим костром на льдине
И пытаемся согреться,
Маскируя целью средства.

Догораем до души
В созерцающей глуши.

2001

 

ОХОТА НА СУК

Семимильным осьминогом
По девятой авеню,
Спрутом, хищником, бульдогом
Я несу свою броню.

Как могу - обороняюсь,
Как умею - берегусь.
Если больно - не меняюсь,
Если грустно - ну и пусть.

Ведь мы - прирожденные самоубийцы,
Нам мало быть рядом, нам мало быть вместе,
Нам надо держаться руками за небо,
Нам, если улетать, то слепо,
Как в песне.

В медицинском саквояже
Под серьезным сургучом -
Сны, сомнения и даже
Страхи тех, кто не при чем.

Ты плечами рассекаешь
Миллиарды каблуков.
Не воюешь, не вникаешь -
Позабыл - и был таков.

И воры готовы украсть твою душу,
Вороны готовы склевать твое тело,
Дороги готовы смешать тебя с грязью -
Этого ли ты хотел, да?
Да, разве?

Охота на сук -
Сезон начинается в полночь.
Охота на сук -
Бери свою немощь в помощь.

Щенячий досуг
Потребует продолженья...
Охота на сук
До полного уничтожения...

По просроченным цейтнотам,
По невидимым следам,
По желаниям, по нотам,
По банкнотам милых дам -

Разворачиваюсь в марше,
Марширую нагишом
В человечьем вечном фарше
Безупречным малышом.

Ведь кто поет рок, тот не должен быть слабым,
Кто поет рок, тот не должен быть добрым,
Закрытые рты, глаза лишенные света, -
Не ты ли воспевал все это
Подобным!

Охота на сук -
Сезон начинается в полночь.
Охота на сук -
Бери свою немощь в помощь.

Щенячий досуг
Потребует продолженья...
Охота на сук
До полного уничтожения...

Ни в одном глазу
Ни одной слезы.
Я свою беду несу
На твои весы.
Полбеды в руке,
Полбеды - в другой.
Я сплавляю по реке
Свой и твой покой.

1995


ВСЕГДА ГОТОВ К РОК-Н-РОЛЛУ

Всего каких-то тридцать лет назад я был молодым.
Всего каких-то тридцать лет назад я был молодым.
Я дни и ночи коротал, не вылезая из джинсы,
Я мерил мамины платформы, клеил папины усы -
Всего каких-то двадцать лет назад я был молодым.

Всего каких-то двадцать лет назад я пел для своих.
Всего каких-то двадцать лет назад я пел для своих.
Я ни в аккордах, ни в стихах не понимал ни "мэ" ни "бэ",
Но барабанил на гитаре, тарабанил на трубе -
Всего каких-то двадцать лет назад я пел для своих.

Всё начиналось в конце
семидесятых годов.
Моих родителей зачем-то
снова вызывали в школу,
И отец мне пригрозил:
"Ну, будь готов к рок-н-роллу!"
И я, подумав, ответил:
"Всегда готов!"

Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу вернуться.
Родители скоро очнутся,
А я тут как тут -
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу вернуться.
Железные блюдца
не бьются,
пока не побьют.

Всего каких-то десять лет назад я был одинок.
Всего каких-то десять лет назад я был одинок.
Но одиночества хватало на друзей и на подруг,
И по декадам, по кварталам расширялся этот круг.
Всего каких-то десять лет назад я был одинок.

Все изменилось в конце
восьмидесятых годов,
Когда у Тани папа с мамой
Вдруг уехали в Анголу.
И она меня спросила:
"Ты готов к рок-н-роллу?"
Я, не подумав, ответил:
"Всегда готов!"

Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу вернуться,
Когда бы не случилось проснуться,
Она тут как тут -
И я готов к рок-н-роллу,
Опять готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу вернуться,
Железные блюдца
не гнутся,
пока не погнут.

А ведь каких-то восемь лет назад я был не у дел.
Всего каких-то восемь лет назад я был не у дел.
Но я со скрипом ускользнул, как тот винил из-под иглы,
Забил на светские фуршеты и на шведские столы.
Всего каких-то восемь лет назад я помолодел!

Все разрешилось на излете
девяностых годов,
Когда в стране меняли души
на попсу и кока-колу,
И в обменнике спросили:
"Вы готовы к рок-н-роллу?"
Я посчитал и ответил…
"Всегда готов!"

Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу вернуться.
Когда б не случилось очнутся,
А я тут как тут -
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу вернуться.
Железные блюдца
не бьются,
пока не побьют.

Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу вернуться.
Кому довелось прикоснуться -
Тот сумеет понять!
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу вернуться,
Железные блюдца
не бьются,
а звонко звенят:
"Всегда готов к рок-н-роллу!"

2007


АССОЛЬ И СЕРЫЙ

Она жуёт на рассвете
И слушает "битлов" поутру,
Она живёт в Интернете,
На сайте "Одиночество.ру".

Она теряет часы и собирает минуты,
Она живёт по каким-то нездешним часам.
Она приходит с работы и сразу в компьютер,
Она не верит другим чудесам.

Она забросила книги
и год не поливает цветы.
Её друзья - это ники,
Мужчины виртуальной мечты.

На кухне - грязной посуды курган непочатый,
И безо всяких последствий рассыпана соль.
Но ей на это плевать, она бродит по чатам
И пишет письма под ником Ассоль.

Она плетёт паутину,
Она подстерегает его.
Она, конечно, блондинка,
Ей нет и двадцати одного.

Она не терпит жлобов и не выносит лентяев,
Ей нужен тот настоящий, что сыщется сам.
В её ушах Макаревич, "Секрет" и Митяев -
Она не верит другим голосам.

Но в поисковой системе
Всегда один и тот же облом.
Что толку кликать по теме,
Что толку вспоминать о былом...

Тридцать шестой день рождения - так бесприютно,
Когда никто не приходит и всё позади.
Она себе подарила вот это компьютер
И жизнь опять начала с двадцати.

Постой, жизнь,
мимо не проходи.
Он здесь,
он тоже один в сети.
Они опять заблудились, как дети,
Им не порвать эти взрослые сети.
Задай правильный вектор,
Поддай попутного ветра
его парусам,
а дальше он сам.
И пусть судьба обойдётся
без спецэффектов,
пускай доверится
чудесам.

Когда, запутавшись туго
В пространстве электронных тенет,
Они упустят друг друга
На сайте "Одиночества. нет",

Она отключит компьютер - и кончится спячка;
А за окном выпал первый пронзительный снег.
И там, на белом снегу, живым курсором маячит
Давно обещанный ей человек.

Тот, что с её эталоном несхож только в малом,
Они вдвоём говорят на одном языке, -
Мужчина в сером костюме и галстуке алом,
С изгибом жёлтой гитары в руке.

2005


СПОКОЙНОЙ НОЧИ, СТАРИКИ

Спокойной ночи, старики, спокойной ночи.
Пусть не тревожат вас давнишние бои.
Пусть журавли вам расставанья не пророчат,
И от бессонницы излечат соловьи.

Пускай опомнятся былые побратимы
И прекратиться чехарда календаря.
Вы только помните: добро необратимо;
Все, что вы сделали, вы сделали не зря.

Вы не зря победить обещали
Перед тем опустевшим двором,
И не зря столько лет отмечали
Похоронки взамен похорон.
И не зря, не сдаваясь печали,
В сорок первом и сорок втором,
Прикрывали своими плечами
Это небо с обеих сторон.

Спокойной ночи, старики, спокойной ночи.
Да будет легок на добро ваш новый день.
Да не коснется вас свинец газетных строчек
И пулеметная пальба очередей.

И пусть воздастся вам хотя бы в том немногом,
Хотя бы в малом, но сейчас и прямо тут -
Пускай водители уступят вам дорогу,
Пусть молодые люди руку подадут.

И пускай вам не сниться ночами
Этот черный сгоревший перрон,
И минута, когда замолчали
Гул воронок и гомон ворон,
И как вы от бессилья кричали,
Задыхаясь в окопе сыром,
И, крича, подпирали плечами
Это небо с обеих сторон.

Спокойной ночи, старики, спокойной ночи.
Когда трамваи и соседи отзвучат,
Пусть вам приснится скромный синенький платочек
И лица добрые друзей-однополчан.

И снова с фронта возвращается служивый
И вновь Катюша ждать идет на бережок.
Все, чем вы жили до сих пор, все, чем вы живы,
Земная память сохранит и сбережет.

И пускай эта мысль освещает
Вам тропу на последний паром
В час, когда вас попросит с вещами
На поверку дежурный харон,
И когда вас ослепит вначале
Белизна поднебесных хором,
Вы опять ощутите плечами
Это небо с обеих сторон.

2007


ПРОСТО ПОМНИ

Просто помни:
Однажды жили
Кони пони.
Они дружили
И ходили по кругу
В связке,
И шептали друг другу
Сказки
Про простые-простые вещи -
Про погоду и про здоровье.
Просто так им ходилось легче,
Просто так им жилось
меньшей кровью.
Просто поняли пони это,
Просто поняли и - ходили.
Просто помни:
Однажды жили
Кони
яблочного
расцвета.

1996


ГАЛОП ИЗБУШКИ НА КУРЬИХ НОЖКАХ

Шагает дом - и в жаркий день, и в лютую пургу.
Но не проситесь на постой ни взрослые, ни дети!
Какой постой! Ведь я стоять на месте не могу:
Я самая подвижная недвижимость на свете.

Меня, друзья, зовут Избой,
А это - курьи ножки.
Иду-бреду сама собой,
Куда глядят окошки.

Я паровозам - как сестра, я вездеходам - друг,
И как заправский управдом, скажу вам без зазнайства:
Пускай порой на все дела мне не хватает рук,
Но я неплохо и в ногах держу своё хозяйство!

Одной ногой иду на вы,
Другой - запанибрата.
Похоже, вместо головы
На мне ума палата!

Я к лесу задом повернусь и высплюсь до утра.
А там чуть свет - уж на ногах, без устали и фальши.
И если к Магомету не идёт никак гора,
То мне не лень - я запросто пошла бы и подальше.

Недаром числится за мной
Обязанностей тыща:
Ведь я и транспорт гужевой,
И птица, и жилище.

Несусь по лесополосе,
Одной судьбой ведома.
Пусть дома у меня не все,
Зато сама я дома!

2005


КАК РАЗДЕВАЮТСЯ ДЕРЕВЬЯ

Не надо даже уезжать в деревню, -
Смотри и наслаждайся, если зряч,
Как молча раздеваются деревья
Под спудом нераспутанных задач.

Их подгоняют северные ветры,
Корит оголодавшая земля.
И по-девичьи звонко плачут вербы,
И по-мужски вздыхают тополя.

Брожу вокруг, вдыхая испаренья
Перебродившей с августа смолы.
Смотрю, как раздеваются деревья,
Как стынут сотнепалые стволы.

Я осенью пишу не на бумаге,
Не сопрягаю рифмы в голове.
Мне песни сами в грудь вонзают шпаги,
Сокрытые до холода в листве.

И я уже не покидаю город,
К аллеям обнаженным прикипев.
И, как листва цепляется за ворот,
В мелодию вонзается припев.

Но, даже обращённые в отребья,
Всё так же благородны и смелы, -
Смотри, как раздеваются деревья,
Запутываясь кольцами в узлы.

Природа возвращается на круги,
Свой опыт многотрудный завершив.
И мы к ветвям протягиваем руки
В соединеньи тела и души.

Мы принимаем эти перемены,
Но ближе к затиханию стиха
Тебе охота плакать звонкой вербой,
А мне по-тополиному вздыхать.

Уже седые высохшие кисти
Царапают густую акварель, -
Так под ногами умирают листья,
Так в октябре кончается апрель.

2005


УХОДЯ - ВОЗВРАЩАЙСЯ

Уходя - возвращайся, всегда и везде,
По студёной воде, по горячим ветрам...
Город будет скучать по твоей доброте,
По твоей красоте и красивым делам,

Город будет всех сравнивать только с тобой,
Город будет всех мерить по меркам твоим, -
Уходя - возвращайся, по льду и рекой...
Допоём, доиграем и договорим.

Уходя - возвращайся, везде и всегда,
Прожигая года, поджигая мосты...
Город будет скучать и встречать поезда,
И ловить в каждой встречной родные черты.

Уходя - возвращайся, созвездьям назло.
Все дороги - узлом, но выводят - к тебе!
Город будет все стрелы проверять на излом
И искать твою звонкость в любой тетиве.

Уходя - возвращайся, везде и всегда,
Если будет беда и если будет успех...
Пусть открыты тебе всей земли города,
Но мой маленький город - уютнее всех.

Уходя - возвращайся, всегда и везде,
По студёной воде, по горячим ветрам...
Город будет скучать по твоей доброте,
По твоей красоте и красивым делам...

1994

НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ

Ещё одним блюзом больше,
Ещё одной ночью меньше,
Ещё одним облаком глубже,
Ещё одним шагом вперёд.

Мы представим, что мы - не дети,
Мы поиграем в мужчин и женщин,
Мы наделаем немного шума
И поверим, что время не врёт.

Будь просто легче,
Будь просто выше,
Будь просто воздушней,
Будь просто лучше,
Будь просто чаще,
Будь просто ближе,
Будь просто рядом -
Так, на всякий случай.

Превращаются ли блюзы в гимны,
Или блюзы суть только письма?
Превращаются ли блюзы в слезы,
Или блюзы суть только глаза?

Мы не будем прощаться надолго,
Мы поверим, что все очень близко,
И без всякого ложного риска
Опрокинемся в нон-тормоза.

И мы поедем, и мы помчимся,
Мы домчимся, а может, отстанем.
Мы достанем всех недостающих,
Посвятим - и оставим светить.

Мы смешаем лучшее с худшим,
Мы помирим Изольду с Тристаном
И докажем даже самым бездарным,
Что пришло уже время дарить!

Будь только легче,
Будь только выше,
Будь только воздушней,
Будь только лучше,
Будь только чаще,
Будь только ближе,
Будь только рядом -
Так, на всякий случай.

Даже если вовсе нет бога,
Даже если нет ни блюза, ни джаза,
Нам сыграет пару нот на гитаре
То ли Митя, то ли сам Мендельсон.

И мы поверим, что мы - не дети,
И откроем в самом взрослом угаре
Этим джазовым нестандартом
Легендарный кайфовый сезон.

Чтоб быть просто легче,
Быть просто выше,
Быть просто воздушней,
Быть просто лучше,
Быть просто чаще,
Быть просто ближе,
Быть просто рядом -
Так, на всякий случай.

1995


ДВОРНИКИ

В холодных трубах замерзает вода,
В стаканах лёд, на подоконниках снег...
Мети, метель, мети, пока холода,
Полярную ночь
Прими на ночлег.

Пока ветра в разлив и звёзды на вес,
Пока аккорды замерзают в груди,
Мети, метель, мети с надрывом и без,
Крути веселей,
Смелее верти!

Мети, метель, пока не станет теплей,
Буди, метель, буди, пока горячо,
Всех, кто с тобой одних и тех же кровей,
Кто спит на плече
Плечо о плечо.

Дворники с улицы имени Леннона
Не боятся ни мороза, ни голода -
Бородатое поколение
Рок-н-ролльного старого города.

От полнолуния до солнечных бурь
Всего семнадцать вдохновений весны.
Мети, метель, мети и брови не хмурь -
Мети в глубину,
Ищи глубины.

Переверни, метель, страницу времён -
Под слоем золота - асфальт серебра.
Названий тьма, но маловато имен,
А значит, прости,
А значит, пора!

Дворники с улицы имени Леннона
Не боятся ни мороза, ни голода -
Бородатое поколение
Рок-н-ролльного старого города.

Гитары в руки, метлы в зубы - и в путь!
Подземным ходом от морозов к весне.
Мети, метель, пока креплёная ртуть
Стекает на дно
И тает на дне.

Мети, метель, сдувай золу со столов,
Гляди, рассвет уже, как порох, трещит,
И в тишине уже звучит Слово Слов,
И солнечный шар -
Как солнечный щит!

Дворники с улицы имени Леннона
Не боятся ни мороза, ни голода -
Бородатое поколение
Рок-н-ролльного старого города.

Дворники с улицы имени Леннона
Маршируют на свежую голову -
Легендарное поколение
Рок-н-ролльного честного города.

1993


(с) К.Арбенин, 2010.