Константин Арбенин
ИЖДИВЕНЕЦ
1994

Стихи и музыка - Константин Арбенин

01. Объяснение в…
02. Дом на заказ
03. Ход дождём
04. Ночи без мягких знаков
05. Пых-пых
06. Не вальс
07. Идущий рядом
08. Полярная ночь в Раю
09. Иждивенческая баллада
10. Уходя - возвращайся
11. Бикфордов блюз
12. Плач по Герасиму (бонус)
13. Улицын-сын (бонус)
14. Буги-фуги № 6 (бонус)


ОБЪЯСНЕНИЕ

Обычай обычаев - честь по чести,
Но здесь все свои, здесь можно не врать,
Здесь вечер для тех, кто когда-то был вместе,
Здесь вымыл руки - и можно брать.

Здесь можно вляпаться, можно влюбиться,
Можно напиться, можно напеть;
Главное - вовремя остановиться,
Главное - вытерпеть и дотерпеть,

А там - хоть в ассенизаторах, хоть в генсеках -
Жизнь умножай на судьбу и дели пополам.
Мы все будем там - да, но в разных отсеках!
Похоже, аукнется каждому по делам.

Вы, что вы знаете обо мне!
Мой рок-н-ролл - я сам.
Всё остальное - брехня за глаза,
Всё остальное - вне:

Вне понимания вас и меня,
Вне компетенции меня и вас,
Всё остальное - просто фигня
Без права на пересказ,

Всё остальное - прыжки и ужимки,
Всё остальное - взаимный расстрел,
Всё остальное - по жизни пожитки,
Но... Такова ЖЗЛ!

Вы, что вы знаете обо мне?
Вы, что вы знаете обо мне!
Вы все - что вы знаете обо мне?!
Что вы можете знать вообще!?

И кто вы такие, чтобы вам меня делать?
И кто я такой, чтобы мне делать вас?
И кто вы такие, чтобы теменем в темя?
И кто я такой, чтобы с глазу на глаз?

И кто они такие, что ошибки прощают?
И кто я такой, чтобы учиться на них?
Обычно присутствующих исключают,
Но я в этот раз исключу остальных.

Вот вы, что вы знаете обо мне?
Лично вы, что вы знаете обо мне!
Вы все - что вы знаете обо мне?!
Что вы можете знать вообще!?

Я - вещь вне себя, я вне объяснений
Кого бы то ни было, кем бы я стал!
Я сам себе Рок и сам себе Гений,
Я сам завалился под свой пьедестал!

И кто мы такие, чтоб меняться местами!
И кто мы такие, чтобы встретиться вновь!
Обычай обычаев - в уста устами,
А может быть, просто, всего лишь - любовь?

Но, но, но!
Вы, что вы знаете обо мне?
Вы, что вы знаете обо мне!
Вы все - что вы знаете обо мне?!
Что вы можете знать ?
Что мы можем знать?
Что мы можем?
Что мы?
Что?
...

1994


ДОМ НА ЗАКАЗ

За тёмным лесом - серые одежды.
Везение - как глянец в кружевах.
И даже бледно-жёлтый цвет надежды
Густеет на зелёных рукавах,

Когда ты вытираешь кровь с палитры
И сводишь эти пятнышки с ума
Под видом неотправленной молитвы,
С судьбой неразрешённого письма.

Твои картины пока никому не видны,
Твое искусство ещё не смущает века,
Но эти стены уже не имеют цены,
И дом твой скоро пойдет с молотка...

Семь мелких нот, семь оттисков сознанья,
Семь точек от уколов бытия.
Когда бы я изведал мирозданье,
Таким уколом мог бы стать и я.

Но ты иные точки выбираешь
И время разворачиваешь вспять.
Зачем ты с каждой нотой умираешь,
Простым бессмертным не дано понять.

Твои баллады пока никому не слышны,
Твое искусство еще не смущает века,
Но эти стены уже не имеют цены,
И дом твой скоро пойдет с молотка...

Дом на заказ,
Деревянный табурет,
Ночь, свет и газ,
Окно темно,
И тысяча лет
Одиночества вдоволь
В заколоченном доме -
Там, где нет нас,
Там, где нас нет.

Угрозы и тлен,
Неврозы, гонения
На всех на нас,
Захваченных морозами в плен...
Мне бы шарф до колен,
Мне бы шарм поколения,
А не шанс околеть от измен...

1994


ХОД ДОЖДЁМ

Ходит дождь
По аллеям, по бульварам,
Гонит дождь
Пену снов по тротуарам,
Ходит дождь
По кварталам, по дорогам,
Ходит дождь,
Бьет по стёклам-недотрогам.

Ходит дождь,
Пританцованный мостками,
Ходит дождь,
Лупит по небу мазками,
Лезет дождь
Через ворот за одежды,
Гонит дождь
Тучи по небу надежды.

Я пошел бы за дождём,
Я ушел бы по дождю,
Но, застигнутый дождём,
Я опять пою дождю.

Я ушел бы от дождей,
Я бы спрятался под дождь,
Но мой город - друг дождей,
И я сам похож на дождь.

Ходит дождь,
Прилипает к мятым стенам,
Бродит дождь
Холодком по тёплым венам,
Лезет дождь
Через стены по квартирам,
Моет дождь
Колпаки над микромиром.

Я пошел бы за дождём,
Я ушел бы по дождю,
Но, застигнутый дождём,
Я опять пою дождю.

Я ушел бы от дождей,
Я бы спрятался под дождь,
Но мой город - друг дождей,
И я сам похож на дождь.

Самый тонкий лучик света -
Это для дождя помета лета -
Это значит, скоро через воды
Выйдут все оттенки непогоды,
Значит, скоро снова станет сухо,
Значит, больше цвета, но меньше звука,
Ну а пока он просит осень
И зонты бросает оземь.

Ходит дождь
Вдоль по крышам серой стаей,
Ходит дождь -
И вода в асфальт врастает.
Ходит дождь -
Белой пеной, черной сетью,
Сделал дождь
Ход конём, змеей и медью...

Я пошел за дождём,
Я ушел бы по дождю,
Но, застигнутый дождём,
Я опять пою дождю.

Я ушел бы от дождей,
Я бы спрятался под дождь,
Но мой город - друг дождей,
И я сам похож на дождь.

1993


НОЧИ БЕЗ МЯГКИХ ЗНАКОВ

Кухоньки разных размеров и форм.
Взгляд из окна на металлический лес.
Серых бойниц проливной хлороформ.
Белой Луны нищета и блеск...

По батареям,
По батареям
Мыши шуршат, заметая следы.
Я фонарею,
Я фонарею,
Когда по Неве проплывают киты.

Нас уже нет в перспективе окна,
Там лишь будущих солнц канифолевый град.
И снова на бис превращает весна
В твой город решёток мой город оград.

По парапетам,
По парапетам
Пули стучат, отбивая мотив.
Песня допета,
Песня допета -
Слово вспорхнуло, и город притих.

Ночи без мягких знаков,
Глухие мужские ночи.
Как хочется быть,
Как хочется быть
Хоть кем-нибудь, кроме себя!
Поезда в поясах монахов,
Переводы, как многоточья...
Как хочется жить,
Как хочется жить,
Не очень-то сильно любя
Это дело.
Видимо, что-то случилось со мной...

Шествие дней сквозь распутицу дат.
Жизнь нам в кредит покупает ружьё.
На, получай свой фиктивный мандат,
Стреляй, если хочешь, право твоё.

Новые песни,
Но новые песни
Будем писать под взаимным огнём.
Выживем вместе,
Выживем вместе
Или погибнем и - снова начнём

Ночи без мягких знаков,
Глухие мужские ночи.
Как хочется быть,
Как хочется быть
Хоть кем-нибудь, кроме себя!
Поезда в поясах монахов,
Перегоны, как многоточья...
Как хочется жить,
Как хочется жить,
Не очень-то сильно любя
Это дело.
Видимо, что-то случилось со мной...

1994


ПЫХ-ПЫХ

И у Ван Гога было детство.
И звали его просто Ваней.
А может быть, просто Гогой.


Эти рельсы - тебе, эти шпалы - тебе,
Эти рельсы - длиною в полмира.
Ты уедешь по ним на планету Тибет
И случайно проедешь мимо.
Мимо времени пик - прямо,
В одиночестве, как королева,
В предпоследнем купе направо,
На откинутой полке слева.

Чух-чух, пых-пых,
Паровоз твой,
Чух-чух, пых-пых...

И колёса - тебе, все колёса - тебе,
Все шестнадцать, лихих и быстрых.
Ты уедешь по ним на планету Тибет,
Ты умчишься быстрее, чем выстрел.
Мимо пуганых птиц - в небо,
По кустам, по местам, по травам.
До Полярной звезды - всё влево,
А потом до упора вправо.

Чух-чух, пых-пых,
Паровоз твой,
Чух-чух, пых-пых.

А я нажму на ручник, я по шпалам пойду,
Я тебя обогнать успею.
Мы сыграем без них в непростую игру
Под названием "Кто быстрее".
Мимо пыли - без прав и правил,
Красный свет - это не проблема.
Мы сперва поглядим направо,
А потом повернём налево.

Чух-чух, пых-пых,
Паровоз твой,
Чух-чух, пых-пых.

Эти рельсы - тебе, эти шпалы - тебе,
Эти рельсы - длиною в полмира.
Ты уедешь по ним на планету Тибет
И случайно проедешь мимо.
Мимо времени треф - упрямо,
В одиночестве, как королева,
В предпоследнем купе направо,
На откинутой полке слева.

Чух-чух, пых-пых,
Паровоз твой,
Чух-чух, пых-пых...

1992


НЕ ВАЛЬС

Комод. Патефонная злая игла.
Тифозно-иконная комната. Фуга.
Где ты была? Когда ты была,
Сестра милосердия (в скобках - подруга)?

Плохая писклявая плоская твердь -
Кровать, на которой всё разом зачато:
Волхвы и желания, голод и смерть,
Друзья и враги, сыновья и внучата.

И запах клопов - будто запах духов.
Бедовые платьица, примусы, слоники.
Басовый аккорд фисгармонных мехов.
Кресло в морщинах. Стихи и поклонники...

А год безымянный, безвременный век.
Война - не война, но тоскливо и вьюга.
И там за стеклом - молодой человек
И всё еще девочка (в скобках - подруга).


*
Нет, это - не вальс,
Это - то, что я сделал для Вас
На обратном пути.
Нет, это - не вальс,
Это - несколько скомканных фраз
Вместо слова "прости".

Нет, это - не вальс,
Это - просто печальный рассказ
С несчастливым концом.
Да, это - не вальс,
Это - жизнь ангажирует нас
С равнодушным лицом.

Счёт, дайте мне счет!
Наплевать, что кругом всё течет
И срывает мосты.
Льёт ночь напролёт,
И чугунные львы у ворот
Поджимают хвосты.

Гром, водоворот -
Невозможно движенье вперёд,
Если память жива!
Счёт, дайте мне счёт!
Я сбиваюсь, а время не ждёт
И качает права.

Раз-два-три,
Раз-два-три,
Раз-два-три, раз -
Это - не танец,
Нет, это - не вальс.
Нечто кичёвое,
Нечто никчёмное
Снова пытается выманить нас.
Раз-два-три,
Раз-два-три,
Раз-два и три -
Видишь - любуйся,
Не видишь - смотри:
Пары танцующих,
Тройки гарцующих,
Птички, синички, скворцы, снегири...

Легче, плавнее, уютнее, тише -
Тот, кто уснул, всё равно не проснётся.
Тот, кто проснётся, увидит афиши
И по весне в самокрутку свернётся.

Тот, кто размешан живою водою,
Выплеснут в лужу и предан забвенью.
Я отправляюсь в леса за тобою,
Чтобы успеть к твоему возрожденью.

Я исполняю заказы и даже
Тайно беру чаевые и сальдо.
Я выставляю всё на продажу -
Подлость, как искренность, - универсальна.

Сальные линии, плотные тени,
Тонкие талии, меткие руки -
Вальс - идеальное изобретенье,
Чтобы продлить долгожданные муки.

Лист, падает лист...
Слышишь сверху таинственный свист? -
Это - время пришло.
Лист падает в лист...
Если в силах еще, оглянись
И - дождем о стекло!

Лист, падает лист...
Я давно уже не оптимист,
Я себя опроверг.
Вниз, все-таки вниз...
Я вальсирую вниз,
А ведь мне так хотелось наверх!..

Раз-два-три,
Раз-два-три,
Раз-два-три, раз -
Это - не танец,
Нет, это - не вальс.
Нечто кичёвое,
Нечто никчёмное
Снова пытается выманить нас.
Раз-два-три,
Раз-два-три,
Раз-два и три -
Видишь - любуйся,
Не видишь - смотри:
Пары танцующих,
Тройки гарцующих,
Птички, синички, скворцы, снегири...

Нет, это - не вальс,
Это - то, что я сделал для Вас
На обратном пути.
Нет, это - не вальс,
Это - несколько скомканных фраз
Вместо слова "прости".

Да, это - не вальс,
Это просто печальный, печальный,
Печальный рассказ...
Нет, это не вальс,
Это - раз-два-три, раз-два-три,
Раз-два-три, раз-два-три, раз...

1994


ИДУЩИЙ РЯДОМ

Идущий сбоку,
Охраняющий место в груди,
Успеем к сроку,
Ты только не суетись,

Ты только помни,
Что там, за спиною - черта.
Твои ладони
Для меня - нужнее щита.

Идущий рядом,
Я твой предчувствую пульс,
Одним снарядом
Пусть нас накроет, пусть

Одним нажимом
Пусть звёзды нас втопчут во рвы,
Но мы будем живы -
Звёзды будут мертвы.

Идущий сбоку - плечо в плечо.
Идущий рядом - глаза в глаза.
Идущий сбоку - плечо в плечо.
Идущий рядом - глаза в глаза.

Идущий долго
Параллельно гиенам в крови,
По чувству долга
Почти что равный любви,

По чувству ритма
Превосходящий дожди.
Прости, что рифма
Заставляет сказать: почти.

Идущий сбоку - плечо в плечо.
Идущий рядом - глаза в глаза.
Отлично знающий, что почём,
Но не доверяющий тормозам.

Идущий вместе -
Локоть к локтю, лоб в лоб -
Полями мести,
Фронтами измен и злоб,

Стреляющий светом,
Поднимающий грязь к небесам, -
Моим ответом
На тебя - пусть буду я сам.

Идущий столько
Лунных суток в прямую тень,
Не понятый толком
И третью из тех людей,

Что рыщут следом
И в восторгах брызжут слюной,
Кто был так предан,
Что уснул за твоею спиной!

Идущий сбоку - плечо в плечо.
Идущий рядом - глаза в глаза.
Отлично знающий, что почём,
Но не доверяющий тормозам.

Идущий сбоку,
Причитающий сверху вниз,
Успеем к сроку,
Ты только не задохнись,

Ты только помни,
Что там за чертогом - тщета.
Твои ладони
Для меня - надёжней щита.

Идущий сбоку - плечо в плечо.
Идущий рядом - глаза в глаза.
Не сомневающийся ни в чём
И не доверяющий тормозам.

Идущий сбоку - плечо в плечо.
Идущий рядом - глаза в глаза.
Отлично знающий, что почём,
Но не доверяющий тормозам.

1993


ПОЛЯРНАЯ НОЧЬ В РАЮ

Полярная ночь в Раю
Случается раз в сто лет.
Архангелы дремлют в строю.
Притушен дежурный свет.

Занавешен служебный вход.
Еле слышно играет джаз.
И очередь у ворот
Ожидает назначенный час...

Пока они там храпят,
Мы здесь делаем, что хотим.
Мой млечный молочный брат,
Бесконечный мой побратим!

Бежим! Свобода не ждёт!
Отрекись от этой райской среды!
Здесь один лишь фруктовый лёд,
А мне так хочется пресной воды.

Бежим, мой ядерный друг!
Век-другой отсидимся в тени
И выйдем на новый круг -
Ну, соглашайся, друг, не тяни.

Возможно, что это шанс,
Предназначенный лишь нам двоим,
И главное - сделать шаг,
А Бог нас не выдаст своим.

Мы ведь ближе к нему, чем те,
Что целятся в нас по делам -
Движением по нужде
И мыслями по углам.

Мой Боже, сожги свой пульт -
Свобода мне по плечу!
Но делать из культа культ,
Прости меня, не хочу!..

Тиха бескрайняя ночь
Во внечасовых поясах.
А ты часовых обесточь -
Ты же знаешь толк в полюсах.

Полярная ночь в Раю.
Бестолковый день на Земле.
Ты спишь? - Баю, баю, баю...
Всё сны о добре и зле...

1994


ИЖДИВЕНЧЕСКАЯ БАЛЛАДА

Я лежал на диване, я смотрел телевизор и сны,
Я рассчитывал белым по белому на потолке.
И, пока перспективы были мне не очень ясны,
Я сам рисовал себе линии на руке.

Я попробовал встать - и встал, но не с той ноги.
Я попробовал взять - и взял, но не той рукой.
И пока надо мной потешались друзья и враги,
Я в уме для себя уравнял суицид и покой.

И я хотел бы покинуть свой странноприимный дом,
Где на шесть чёрных зим - всего лишь одна свеча,
Но - я никогда не хотел жить честным трудом,
Покуда в чести у людей лишь труды палача!

И тогда чей-то голос сказал мне: "Иди и пой".
И я пою, ведь закончить - гораздо трудней, чем начать.
А поначалу я даже не знал, что песни - как бой,
И равносильно предательству было бы замолчать.

И, когда я запел, я почувствовал: смерти нет,
И лишь бессмертие в смертных рождает предсмертный страх.
И мне приснилась волшебная птица, несущая свет,
И я почувствовал силу в голосе и в руках.

И я выбросил мусор, а остатки поставил на кон,
Я дал третий звонок и повесил на стенку ружьё,
А после этого стал за версту обходить закон -
Я вне закона, пока в законе ворьё!

И я пробовал петь, не различая нот,
Я брал аккорды на ощупь, а чаще - совсем не брал,
Но моя птица, мой свет и мой голос сказали: "Вперед!"
Мол: наплевать на условности, главное, чтобы не врал!

И я мог бы соврать, но меня уберёг Господь,
И всё, что было прямым, тут же замкнулось углом.
И кто-то сверху хотел мне подсунуть новую плоть,
Но ограничился новой кровью и битым стеклом.

И, когда я пою, я предчувствую вновь и вновь,
Как возможность солгать сводит мой голос к нулю, -
И я всё чаще забываю это странное слово Любовь;
Особенно, если чувствую, что люблю.

1994


УХОДЯ - ВОЗВРАЩАЙСЯ

Уходя - возвращайся, всегда и везде,
По студёной воде, по горячим ветрам...
Город будет скучать по твоей доброте,
По твоей красоте и красивым делам,
Город будет всех сравнивать только с тобой,
Город будет всех мерить по меркам твоим, -
Уходя - возвращайся, по льду и рекой...
Допоём, доиграем и договорим.
Уходя - возвращайся, везде и всегда,
Прожигая года, поджигая мосты...
Город будет скучать и встречать поезда,
И ловить в каждой встречной родные черты.
Уходя - возвращайся, созвездьям назло.
Все дороги - узлом, но выводят - к тебе!
Город будет все стрелы проверять на излом
И искать твою звонкость в любой тетиве.
Уходя - возвращайся, везде и всегда,
Если будет беда и если будет успех...
Пусть открыты тебе всей земли города,
Но мой маленький город - уютнее всех.
Уходя - возвращайся, всегда и везде,
По студёной воде, по горячим ветрам...
Город будет скучать по твоей доброте,
По твоей красоте и красивым делам...

1994


БИКФОРДОВ БЛЮЗ

Лучше считаться волком,
Чем называться шакалом.
Лучше висеть на крючке,
Чем говорить: "Сдаюсь".

Впитавший кровь с молоком,
Я с детства мечтаю о малом.
Так мотыль на моем ночнике
Исполняет Бикфордов Блюз.

Если это средство - какова же цель?
Вот если бы Пушкин спалил Лицей,
Он стал бы вторым Геростратом мира...
Но Питер - не Северная Пальмира!

1994


ПЛАЧ ПО ГЕРАСИМУ
(Эскиз)

Не выпить тебе реки,
Сколько водки ни пей.
Пошли по воде круги,
Застрял в волосах репей,
За ухом чертополох
И серая грусть в глазах.
И кто-то - должно быть, Бог -
Топорщится в образах.

Герасим, такой сякой,
Что жмуришь бельма, как крот!
Закрой ей глаза рукой,
Заткни ей коленом рот.
Втопчи её душу в грязь,
Кирзою - да по судьбе,
Веслом по загривку хрясь -
И в омут, как в колыбель.

Пускай отдохнёт чуток,
Собачьи увидит сны.
До старости всяк - щенок,
Пока не хлебнул волны.
Не только тебе любить,
Не только тебе страдать,
Настало время топить,
Чтоб сторицей всё отдать.

Какая-то божья тварь,
Какая-то сучья дочь…
Ну что же ты встал, давай!
Ну чем же тебе помочь?
Ну вот и делов… Отбой.
Всё тихо, и лишь вода
В себе затворяет боль,
Бесцветная, как всегда.

Мычи теперь до утра,
Мычи, заливая боль.
Утратой, как из ведра,
Снега засоряет соль.
В тех вёдрах - уголья-жар.
Брось бредень - да в полынью!
Герасим, остынь душа,
Топи её, как свою!

Да поприкуси язык,
Да сам не изведай дно.
Ты тоже теперь из их,
Вы все теперь заодно…

Бултых из тёмной реки
Заради великих чувств,
Бултых - и пошли круги,
Сквозь пальцы - костлявый хруст.
Бултых - и сошла вода,
Как кровью по молотку,
И тихо всплыла беда
Ножами да к мужику.

Сто пудов кирпич вяжи,
Чтоб маху судьбе не дать.
Блестят чешуёй ножи -
Русалочья благодать.
И хор перезревших душ
В ушанки вливает мёд.
Что ряженным этот куш?
Потонет - так и поймёт…

Какая-то божья тварь,
Какая-то сучья дочь…
Ну что же ты встал, давай!
Ну чем же тебе помочь?
Ну вот и делов… Отбой.
Всё тихо, и лишь вода
В себе затворяет боль,
Бесцветная, как всегда.

1993


УЛИЦЫН-СЫН

Я был с рождения крупным,
Я был с рождения сильным,
Мой город путал мой голос
С гуденьем автомобильным.

Мой дом мне отдал квартиру,
Но из квартиры я вырос,
И только мне магазины
Давали в долг и на вынос.

Это я - Улицын-сын.
Это я - Улицын-сан.
У меня под глазом часы,
У меня за ухом фонтан.

Я рос быстрей, чем другие,
И скоро вырос из дома.
Мне двор казался просторней,
В нём было проще простого.

Когда и двор стал мне тесен,
Я поселился в квартале,
Подъезды жали мне плечи,
Газоны пятки лизали.

Это я - Улицын-сын.
Это я - Улицын-сан.
У меня в руках магазин,
У меня под шляпой вокзал.

Я даром время не тратил,
Впустую сил не транжирил,
Я шёл всё дальше и дальше,
Я разрастался всё шире.

Я намотался на трубы,
Корнями впился в подвалы.
Я скоро город накрою
И разложу по карманам.

Это я - Улицын-сын.
Это я - Улицын-сан.
У меня в желудке бензин,
У меня в кармане я сам.

1993


БУГИ-ФУГИ № 6

Помню, я ещё молодушкой была, -
Меня мама ух как ухнет со стола!
Разучилась я считать, читать, писать,
Позабыла как и звать такую мать…

*

У нас в палате тепло, у нас в палате уют,
У нас в палате почти что никого не бьют.
У нас в палате покой и дармовой кипяток.
У нас в палате ну просто каждодневный Вудсток.

У нас в палате все в халате,
Причём все в одном.
У нас в палате места хватит,
Нет проблемы с жильём.
Зато в палате в результате
Политических драм
Все люди - сёстры и медбратья,
И поют по утрам

Шизофренические фуги
В нашу честь.
Психоделические буги-буги
Номер шесть.
Психиатрические фуги -
Фуги-вуги, буги-фуги номер шесть…


У нас в палате есть всё, у нас в палате есть все,
У нас в палате вся натура в самой полной красе:
На верхней полке - больной, на нижней полке - больной,
А между ними тонким слоем растворён остальной.

У нас в палате председатель
На полатях сидит,
У нас в палате на подхвате
Вечный антисимит.
У нас в палате на закате
Процветает рассвет
И санитарка тётя Катя
Нам поёт много лет

Шизофренические фуги
В нашу честь.
Психоделические буги-буги
Номер шесть.
Психиатрические фуги -
Фуги-вуги, буги-фуги номер шесть…


У нас в палате нет бурь, у нас в палате нет бед,
У нас в палате заправляет сумасшедший совет.
Зато с ума не сойти, поскольку нету ума,
А без ума ума палата перспективна весьма!

У нас в палате - как в Багдаде:
Всё спокойно, всё - во!
У нас в палате на ночь глядя
Не видать ничего.
Зато в палате на баланде
Уменьшается спесь,
И в процедурном аппарате
Мне так хочется спеть

Шизофренические фуги
В нашу честь.
Психоделические буги-буги
Номер шесть.
Психиатрические фуги -
Фуги-вуги, буги-фуги номер шесть…

1991


(с) К.Арбенин, 1994.