Зимовье Зверей
ВСЕГДА ГОТОВ К РОК-Н-РОЛЛУ
2008

Стихи и музыка - Константин Арбенин

1. Макросхема
2. Полночь века
3. Только парами
4. Лирическое отступление первое (стих)
5. Спокойной ночи, старики
6. Зима на час
7. Как раздеваются деревья
8. В моих мирах
9. Лирическое отступление второе (стих)
10. Я обрастаю вещами
11. Изверги
12.Сказки нашего двора
13. Отложения во времени
14. Лирическое отступление третье (стих)
15. Кентавр
16. Всегда готов к рок-н-роллу


МАКРОСХЕМА

Зверобои и следопыты,
Ваши подвиги не забыты:
Кочуют по русской прерии
Могикане от пионерии,
И вписаться в процесс норовят
Последние из октябрят.


*

Сквозь белые рожицы холодов,
Сквозь мерзлые кратеры стадионов
Я слышу, как в крошеве проводов
Хвостами сшибаются радиоволны.

Уже доля каждого сочтена,
И выжившим велено отсыпаться.
Самая первая седина.
Появилась, когда тебе стало за двадцать.

Алые рваные паруса
Новенькой солнечной батареи
Навряд ли способны на чудеса,
Они никогда тебя не отогреют.

Моих же уже никому не отнять -
Из утлой фанеры, из кровельной жести,
Они пережили уже тридцать пять
Огромных космических путешествий.

Сквозь нынешний день, не лишенный надежды,
И завтрашний выглядит необозримым.
Но небо уже самолетов не держит,
Но небо уже наливается дымом.

Встречено многое на пути -
От полного краха до полной победы.
Но того, что хотелось бы вновь обрести,
Нет даже в туманности Андромеды.

Мы, будто бы дети проторенных трасс,
Привыкли в беде апеллировать к взрослым,
Но взрослые снова, в двухтысячный раз
Сбежали от нас через тернии к звёздам.

Вкушающий завтраки в белых одеждах,
Ты к ужину выйдешь в темно-зеленом.
Но небо уже самолетов не держит,
Оно уже стало, как море, соленым.

Я спрячу свой мозг страусом эму
В песок этой белой больничной палаты.
Прими меня, Космос, в свою макросхему
Хоть самой ничтожной, бессмысленной платой!

Светилам и спутникам их невдомёк,
Когда мы состаримся - до или после.
Корабли, залетевшие на огонек,
Мы в этом будущем - только лишь гости.

Уставшему телу - немного вина,
Чуть-чуть тишины обесточенным нервам...
Последняя лунная седина
Уравняла хребты твои в двадцать первом.

А утром в мерцающий иллюминатор
Я выгляну - и ничего не увижу.
Ведь небу уже самолетов не надо,
Ведь небо уже не становится ближе.

2003


ПОЛНОЧЬ ВЕКА

Наступает полночь века,
Возвращается зима.
Ночь задраивает люки,
Добирает темноты.
Зашуршала картотека,
С места стронулись дома.
И заламывают руки
Разделённые мосты.

Наступает полночь века,
Время прячется в песок.
Стрелок погнутые тени
Обгоняет циферблат.
Часовая, словно вектор,
Отворяет свой засов,
И совсем иные темы
Вылупляются из лат.

Не зачёркивай даты,
Не листай календарь.
Всё теперь по-другому,
Всё иначе теперь.
Время - твой соглядатай,
Поводырь и вратарь.
Тот, кто вышел из дома,
Попадёт в эту дверь.

Наступает полночь века,
Гаснут лики городов.
Обнажаются изъяны,
Проседают берега.
От меня до человека -
Семь попыток, сто потов.
От меня до обезьяны -
Два куплета, три прыжка.

Не зачёркивай даты,
Не листай календарь.
Лучше делай зарубки
На своих годовых.
Зазубри навсегда ты
И другим передай:
SOS из радиорубки
Нас застанет в живых.

Наступает полночь века,
Прозревают зеркала.
Иней весел и игольчат,
Танец движется в зенит:
Ни лучинки, ни побега -
Ночь разделась догола,
Лишь валдайский колокольчик
В волосах её звенит.

Не зачёркивай даты,
Не листай календарь.
Помни день, за которым
Наступает потом.
Самый лучший подарок -
Неоглядная даль:
По его коридорам
Ты вернёшься в свой дом.

2006


ТОЛЬКО ПАРАМИ

Поздневековье.
Таянье вечного льда.
Льется рекою
Очередь в никуда.

Мимо селений,
Мимо пустых городов.
А я - тот последний,
За которым - только потоп.
Только потоп.

Сверили почерк,
Выдали визу и чек.
Но одиночек
Не берут на этот ковчег.
Вывезут карами,
Высветят фарами -
Только парами,
Только парами!
А одиночек
не берут на этот ковчег.

Тыркаюсь в спины,
Доверяю любому плащу,
Но половину
Вряд ли уже отыщу.

Где ты, мой ничейный,
Нечетный мой маячок?
В этих ячейках
Не хватает кого-то еще.
Кого-то еще.

А мир обесточен,
Объявлен последний ночлег.
Но одиночек
Не берут на этот ковчег.
Там за ангарами
Высветят фарами -
Только парами,
Только парами!
А одиночек
не берут на этот ковчег.

Сколько утопий
Брошено на берегу.
Я неудобен -
Я никуда не бегу.

Небо не станет
Сценарий свой изменять,
Значит "Титаник"
Отправляется в путь без меня.
В путь без меня.

Мне между прочих
Места в нем не найти.
Для одиночек
Будут другие пути.
Только забрезжило -
И понесло меня
Чьими-то вешками
Из соломинок.
Для одиночек
Будут другие пути.

Сверили почерк,
Выдали визу и чек.
Но одиночек
Не берут на этот ковчег.
Высветят фарами,
Встретят фанфарами -
Только парами,
Только парами!
А одиночек
не берут на этот ковчег.


2007


ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

А был ли рыцарь? А была ли жизнь?
Чем стал однажды совершенный подвиг?
За тихим часом снова будет полдник
И надо есть. И надо быть. Держись!

Держусь, хотя все знаю наперед,
Поставил крест на рыцарских походах
И шлем потешный сдал в бюро находок -
Быть может, парикмахер заберет.

Затюканный сиделками сиделец
Хожу в собес на аутодафе,
А возвращаясь, захожу в кафе,
Чтобы послушать скрип кофейных мельниц.

Мой замок средь лысеющих холмов -
Теперь лишь фотография в серванте,
Где много безделушек и Сервантес -
Все шесть его облупленных томов.

До усмерти считаю этажи
Как пройденные годы, и пощады
Прошу у тихих лестничных площадок -
А был ли рыцарь? А была ли жизнь?

Оруженосец, соблюдая чин,
Мне покупает арнику в аптеке
И по утрам приподнимает веки -
Чтоб я в бессмертье часом не почил.

2008


СПОКОЙНОЙ НОЧИ, СТАРИКИ

Спокойной ночи, старики, спокойной ночи.
Пусть не тревожат вас давнишние бои.
Пусть журавли вам расставанья не пророчат,
И от бессонницы излечат соловьи.

Пускай опомнятся былые побратимы
И прекратиться чехарда календаря.
Вы только помните: добро необратимо;
Все, что вы сделали, вы сделали не зря.

Вы не зря победить обещали
Перед тем опустевшим двором,
И не зря столько лет отмечали
Похоронки взамен похорон.
И не зря, не сдаваясь печали,
В сорок первом и сорок втором,
Прикрывали своими плечами
Это небо с обеих сторон.

Спокойной ночи, старики, спокойной ночи.
Да будет легок на добро ваш новый день.
Да не коснется вас свинец газетных строчек
И пулеметная пальба очередей.

И пусть воздастся вам хотя бы в том немногом,
Хотя бы в малом, но сейчас и прямо тут -
Пускай водители уступят вам дорогу,
Пусть молодые люди руку подадут.

И пускай вам не сниться ночами
Этот черный сгоревший перрон,
И минута, когда замолчали
Гул воронок и гомон ворон,
И как вы от бессилья кричали,
Задыхаясь в окопе сыром,
И, крича, подпирали плечами
Это небо с обеих сторон.

Спокойной ночи, старики, спокойной ночи.
Когда трамваи и соседи отзвучат,
Пусть вам приснится скромный синенький платочек
И лица добрые друзей-однополчан.

И снова с фронта возвращается служивый
И вновь Катюша ждать идет на бережок.
Все, чем вы жили до сих пор, все, чем вы живы,
Земная память сохранит и сбережет.

И пускай эта мысль освещает
Вам тропу на последний паром
В час, когда вас попросит с вещами
На поверку дежурный харон,
И когда вас ослепит вначале
Белизна поднебесных хором,
Вы опять ощутите плечами
Это небо с обеих сторон.

2007


ЗИМА НА ЧАС

Выпадет быстрый снег,
Пока летние люди спят.
Видишь, дома уже тонут в сугробах.
Эта зима - не для всех,
Я слепил её для тебя:
"Specialy for you" - твори, выдумывай, пробуй.

Быстрая зимняя ночь,
Медленный зимний день -
Поделись, поделись со мной
И оставь для людей.

Лёд и под ним вода
Танцуют, разгорячась -
Этой зимой только танец за нас в ответе.
Эта зима - навсегда,
Хоть и длится всего лишь час,
Хоть и кончится, лишь только подует ветер.

Быстрая зимняя ночь,
Медленный зимний день -
Это всё для тебя одной
И чуть-чуть для людей.

Эта зима - во сне,
Значит скоро она пройдет,
Знают точно свой срок все сны и все зимы.
В листву превратится снег,
Обернется асфальтом лёд,
И иссякнут во мне её колдовские силы.

Быстрая зимняя ночь,
Медленный зимний день -
Хватит только тебе одной
Без меня и людей.

1994, 2004


КАК РАЗДЕВАЮТСЯ ДЕРЕВЬЯ

Не надо даже уезжать в деревню, -
Смотри и наслаждайся, если зряч,
Как молча раздеваются деревья
Под спудом нераспутанных задач.

Их подгоняют северные ветры,
Корит оголодавшая земля.
И по-девичьи звонко плачут вербы,
И по-мужски вздыхают тополя.

Брожу вокруг, вдыхая испаренья
Перебродившей с августа смолы.
Смотрю, как раздеваются деревья,
Как стынут сотнепалые стволы.

Я осенью пишу не на бумаге,
Не сопрягаю рифмы в голове.
Мне песни сами в грудь вонзают шпаги,
Сокрытые до холода в листве.

И я уже не покидаю город,
К аллеям обнаженным прикипев.
И, как листва цепляется за ворот,
В мелодию вонзается припев.

Но, даже обращённые в отребья,
Всё так же благородны и смелы, -
Смотри, как раздеваются деревья,
Запутываясь кольцами в узлы.

Природа возвращается на круги,
Свой опыт многотрудный завершив.
И мы к ветвям протягиваем руки
В соединеньи тела и души.

Мы принимаем эти перемены,
Но ближе к затиханию стиха
Тебе охота плакать звонкой вербой,
А мне по-тополиному вздыхать.

Уже седые высохшие кисти
Царапают густую акварель, -
Так под ногами умирают листья,
Так в октябре кончается апрель.

2005


В МОИХ МИРАХ

В моих мирах не всё так идеально,
Как кажется тебе с твоих созвездий.
Да, я галактик дальних завсегдатай,
Я ветеран дозоров и парсеков,
Я пил с фантастами на Альфах и Центаврах,
Мотался среди звёзд, но все маршрутки
Сегодня уезжают без меня.

В моих мирах не всё так хорошо -
Одни из них истёрты в порошок,
Другие - нанизала на свой шомпол
Бесконечность.
И тает, раскисая по краям
Нелепая вселенная моя;
Кто в этом виноват? - Конечно, я.
Конечно,
конечно.

Мой космос засорён и переполнен
Милльонами объектов без названий.
Они не знают, с кем имеют дело,
Я им кричу, что я джедай и джедай,
Я им от бластеров показываю шрамы,
Сую им гравицапу, но, похоже,
В маршрутку мне сегодня не залезть.

Мой космос беспардонно засорён
Мильонами объектов без имён,
И мой автоответчик обречен на
Беспристрастность.
И чей бы отголосок не возник,
Я верен только одному из них,
И пусть твердят участники возни:
Напрасно,
напрасно.

В моих мирах я сам себе хозяин,
Но есть ещё, увы, миры иные.
Прости меня, родная, но сегодня
Я снова, как какой-нибудь землянин...
А впрочем, кто же я ещё, как не землянин!
Мне остаётся тупо и банально
Смотреть на звёзды и идти пешком.

В моих мирах я сам себе фантаст,
Но это преимуществ мне не даст,
Когда нас всех накроет медный таз
Иных торнадо.
Но если время всё ещё течёт,
То наплевать, какой объявлен счёт, -
Наверное, кому-то там ещё
Так надо.
Так надо...

2006


ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Я выхожу на улицу и вижу:
Повсюду сопрягаются глаголы.
Кругом глаголы - движутся, спешат,
Кишат, толкаются, бодаются и бьются,
Глаголят громко, суетно хлопочут.

Вот будущего времени глагол -
Он всех снесёт, всех передавит пузом,
Обгонит сам себя на вираже
И сам себя от счастья не узнает.
И в счастье не узнает сам себя.

А вот глагол прошедшего - его
Уже почти не видно: так он блёкл,
Так неказист; уже и не представить,
Каким он был, чем жил и где работал,
С кем посчастливилось ему соприкасаться,
Какие он вершины покорял,
Какие открывал он острова
И с кем пытался постигать глубины.
Он в нынешнем - ломоть из поговорки:
Отломанный, надкусанный, засохший.
Нет суффикса и ни одной приставки,
И стерлось окончание его…

Вот неопределённые глаголы -
Они слегка растеряны, как дети,
Они не знают, не хотят, не могут,
Молчат, мычат и хаос создают.
Есть даже настоящего глаголы
Которые творятся прямо здесь -
Здесь и сейчас, им все здесь интересно!
Уже ко мне склоняются они -
Чего я здесь? Зачем я неспрягаем?
Быть может, я и вовсе - не глагол?
Стою среди встревоженных глаголов,
Средь настоящих и определенных,
Растерянным каким-то междометьем,
Стою и постепенно обрастаю
Сначала буквами,
Потом слогами,
А потом…

2008


Я ОБРАСТАЮ

Я обрастаю вещами,
Словами, делами, привычками,
Невыполненными обещаниями,
Невстреченными электричками.

Внутри меня пейзажи -
Цветные, широкоэкранные.
Снаружи - все вроде бы зажило:
И взорванности, и раны.

Я обрастаю цинизмом -
Изнанкой побитой романтики.
На память мою нанизаны
Расставаний липкие фантики.

Внутри меня - замерли реки
И тучи стоят, не движутся.
Просвечивает прорехами
Моя записная книжица.

И реки эти мне не переплыть,
Покуда не выброшен за борт балласт.
Но моя путеводная водная нить
Меня никому никогда не отдаст.

Я обрастаю деталями,
Прозаическими подробностями...
А помнишь, как мы летали с тобой
Над самыми жадными пропастями?

Как демоны, зло шушукаясь,
Наполнить скорей хотели
Потерь наших ткань парашютную
Горбинами приобретений?

Как даже в воздушных ямах нам
Бывало безудержно весело,
И как, несмотря на изъяны, мы
Сохраняли в себе равновесие.

Как замыслы были отчаянны,
И песни были не спеты...
Но я обрастаю вещами,
Что капают грузилом в Лету.

И Лету эту мне не переплыть,
Покуда не выброшен за борт балласт.
Но моя путеводная водная нить
Меня никому никогда не отдаст.

Я обрастаю вещами -
Замками покинутой молодости,
Пространными примечаниями
К никем не написанной повести.

Внутри меня - миллионы
Галактик, которых не было.
Глаза мои - хамелеоны,
Настроенные на небо…

2003


ИЗВЕРГИ

Я никогда не ездил в скорых поездах,
Не убегал, не догонял, лишь иногда - бежал по кругу.
Во мне однажды ночью поселился страх,
Осел внутри меня смолой и на безрыбье стал мне другом.

Он рисовал мне небо в уголке окна,
И в карту мира превращал обойные разводы.
Но я-то знал, что та волшебная страна
Лежала рядом за стеной, на расстоянии свободы.

Когда от страха был бы толк,
Я разорвал бы поводок
И перегрыз ошейник,
Но положенье таково,
Что не придут на Рождество
Ни мама, ни волшебник.

Как я завидовал бездомным и босым,
Мечтал о дальних поездах, о тех, что вырвут вон из круга.
Но мой нелепый страх косился на часы
И уходил не дальше снов - на расстояние испуга.

Страх заполнял меня и дом,
Страх укрывал меня зонтом -
И никуда не деться.
Маячит небо вдалеке,
Но на коротком поводке
Не убежать из детства.

Высверки,
высверки вдоль реки -
Истории под мостами.
Из дому, из дому убеги -
Зовут одиноких стаи.
Искорки, искорки из руки -
Закуривай, малолетки!
Изверги, изверги, как зверьки, -
Им невыносимо в клетке.

Мы так сроднились, что не разделить на два,
А страх пытался стать ещё сильней, заткнуть меня за пояс.
Но этой ночью обошлось без волшебства,
И страх, шагнув вперёд меня, попал под самый скорый поезд.

Тот поезд мчал на всех парах,
И уходил из сердца страх,
Из пяток, из печенок.
А я, преследуя его,
Не мог понять лишь одного:
Я пёс или волчонок?

Высверки,
высверки вдоль реки -
Истерики под мостами.
Из дому, из дому убеги -
Зовут одиноких стаи.
Искорки, искорки из руки -
Закуривай, малолетки!
Изверги, изверги, как зверьки, -
Им невыносимо в клетке.

2001


СКАЗКИ НАШЕГО ДВОРА

Во дворах послевоенных,
В тех несказочных дворах,
Где среди военнопленных
Промышляла детвора,
Где вкуснее карамели
Каша с хлебом пополам,
Мы несказочно взрослели
Не по дням, а по делам.

Из недетской сказки нашего двора
Вырастали столяры, профессора.
Кто-то вышел в офицеры, кто-то - в пасечники,
И совсем-совсем немногие - в сказочники…

Во дворах шестидесятых,
Где весенние ветра
Спать ребятам и девчатам
Не давали до утра.
Где нечесаные дали,
Стадионы и мосты,
Мы несказочно врастали
В эти взрослые мечты.

Из весенней сказки нашего двора,
Где идеи выдавались на гора,
Кто вышел в дипломаты, кто-то - в истопники,
И совсем-совсем немногие - в сказочники…

В перестроенных кварталах
Перестроечных дворов,
Где так часто не хватало
Доброты и докторов,

Где свободы воздух вязок,
И указы не указ.
Вдруг нам стало не до сказок,
Или сказкам не до нас.

Из последней сказки нашего двора,
Где шумел камыш, сверкала мишура,
Кто-то выбился в торговцы, кто-то - в поставщики,
И совсем-совсем немногие - в сказочники…

Эти сказки мы всю жизнь в себе несем,
Сказки нам нужны всегда, везде, во всем.
А без них мы, как без времени временщики,
Потому-то нам всего важнее сказочники.

2007


ОТЛОЖЕНИЯ ВО ВРЕМЕНИ

Каждый день - как нарыв,
Каждый шаг - как удар
С той незримой поры,
Когда принял твой дар.
Сам его отыскал,
Сам к себе приварил.
И понёс по мосткам,
Не касаясь перил.

Переполнен терпеньем сердечный сосуд,
И нести его - стоит потов и седин.
Я храню его жар, я берегу его зуд,
Я в тисках у готовности номер один.

Но отложения во времени пронзают до дрожи,
Отложения во времени берут меня в плен.
Я пытаюсь сварить себе парус из кожи
Растоптанных в кашу колен.

Каждый день - как нарыв,
Каждый шаг - как удар.
И стучат топоры
По фигурам гитар.
То ли щепки летят,
То ли кто-то поёт.
Смерть похожа на яд,
Жизнь похожа на йод.

Ни на йоту не сдвинуться с места, когда
Торможение держит тебя изнутри.
Я уже научился сжигать города,
Но тот пожар никому не заменит зари.

Отложения во времени - мёртвые соки,
Отложения во времени - отравленный клей.
Я пытаюсь сплести себе руль из осоки
Посыпанных пеплом полей...


Боже правый, и левый тоже,
Не жалей падежей, обжигай глаголом!
Я отдам всё сполна, я верну всё, что должен,
И останусь, как перст без напёрстка, голый.

Как иголка в картине того анонима,
Что вдевает в меня путеводную нить.
Пока кто-то там просто хотел быть любимым,
Я пытался научиться любить.

И я готов был ждать вечность, но ни минутой
Больше, поскольку отныне и впредь
Мне все-таки нужно быть нужным кому-то,
Мне хочется чего-то хотеть.


Каждый день - как удар,
Каждый шаг - как нарыв.
И бескрылый Икар
Летит в тартарары.
Там земля его лечит
От лунной тоски:
Обожженные плечи
Пускают ростки.

Я не сдвинулся с места, пока не смекнул,
Что во мне, будто в дереве, спит человек.
Подустал от бездействия мой караул, -
Каждый саженец сам себе ствол и побег.

Отложения во времени хуже обломов,
Отложения во времени страшнее войны.
Я пытаюсь слепить себе путь из обломков
Разрушенной кем-то стены.

Отложения во времени ломают титанов,
Отложения во времени калечат богов,
Но я слепил свой мирок из горячих останков
Растопленных солнцем снегов -
И стал таков.

1995, 2002


ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Еще мы были - просто детвора,
По возрасту, по образу, по сути.
И ни один из нашего двора
Еще не расписался в книге судеб.

Нам дерзости сходили с первых рук,
Нелепости подхватывало эхо,
И запросто вмещалось все вокруг
В отважное мальчишеское эго.

Весь мир вертелся в коконе моем,
Я был его кристальной оболочкой.
И слез незамутненный водоем
Стекал в траву по маминым сорочкам -

От радости познания себя,
От крепости недавней пуповины,
И оттого, что ангелы трубят:
Еще один явился в мир с повинной.

2007


КЕНТАВР

Я купил проездной -
Мне буквально чуть-чуть не хватило на лошадь.
Я хотел стать героем,
Чтоб быть на коне и чтоб звучали литавры.
Я приехал один
на пустую Сенную базарную площадь
Променял полсебя на коня,
и к утру стал настоящим кентавром.

Человеческий верх,
Нечеловеческий низ, вся в бинтах середина.
Две подковы "напра", две подковы "нале"
Плюс запаска на счастье.
И все бы было путем,
Но вот маршруты кентавра неисповедимы.
И закрываются двери, не предупредив, -
Благодарю за участье!

Запряженные в варево
Спальных районов реки без теченья
Утолят свою жажду
Бутылочкой моря в ближайшей аптеке.
Ну а мне бы все заново,
Мне бы найти то золотое сеченье,
А коль не справлюсь я сам,
То помоги мне Сезам -
Приподними эти веки.

Не пускают в метро,
Не отпускают в бистро, любят лишь половину.
Ненавидят в полсилы,
В долг не дают - на двоих и подавно.
И все время пытаются
Мне нахлобучить попону на спину!
Вот такая вот участь, такая судьба
У рядового кентавра.

Запряженные в марево
Спальных районов реки без названья
Утолят свою похоть
журналом надежд из дома бешеной книги.
Ну а мне бы все заново,
Мне бы доспать до пробужденья сознанья,
А коль не справлюсь я сам,
То помоги мне Сезам -
Сними бинты и вериги.

Ну как же вас примирить,
Человечья душа и лошадиная сила?
Разломать эти двери, пришпорить себя
И скомандовать: "Ехай!"
Я хотел быть героем, а стал божеством,
И это невыносимо!
И я тащу этот дар, я - одинокий кентавр
Среди гуигнгнмов и еху.

Запряженные в зарево
Спальных районов реки без истока
Оторвут свою правду
Куском кирпича на пожелтевшем заборе.
Ну а мне бы все заново,
Мне бы отпить от мирового потока,
И если дело за мной,
Я предъявлю проездной -
И перейду это море.

2007


ВСЕГДА ГОТОВ К РОК-Н-РОЛЛУ

Всего каких-то тридцать лет назад я был молодым.
Всего каких-то тридцать лет назад я был молодым.
Я дни и ночи коротал, не вылезая из джинсы,
Я мерил мамины платформы, клеил папины усы -
Всего каких-то двадцать лет назад я был молодым.

Всего каких-то двадцать лет назад я пел для своих.
Всего каких-то двадцать лет назад я пел для своих.
Я ни в аккордах, ни в стихах не понимал ни "мэ" ни "бэ",
Но барабанил на гитаре, тарабанил на трубе -
Всего каких-то двадцать лет назад я пел для своих.

Всё начиналось в конце
семидесятых годов.
Моих родителей зачем-то
снова вызывали в школу,
И отец мне пригрозил:
"Ну, будь готов к рок-н-роллу!"
И я, подумав, ответил:
"Всегда готов!"

Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу вернуться.
Родители скоро очнутся,
А я тут как тут -
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу вернуться.
Железные блюдца
не бьются,
пока не побьют.

Всего каких-то десять лет назад я был одинок.
Всего каких-то десять лет назад я был одинок.
Но одиночества хватало на друзей и на подруг,
И по декадам, по кварталам расширялся этот круг.
Всего каких-то десять лет назад я был одинок.

Все изменилось в конце
восьмидесятых годов,
Когда у Тани папа с мамой
Вдруг уехали в Анголу.
И она меня спросила:
"Ты готов к рок-н-роллу?"
Я, не подумав, ответил:
"Всегда готов!"

Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу вернуться,
Когда бы не случилось проснуться,
Она тут как тут -
И я готов к рок-н-роллу,
Опять готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу вернуться,
Железные блюдца
не гнутся,
пока не погнут.

А ведь каких-то восемь лет назад я был не у дел.
Всего каких-то восемь лет назад я был не у дел.
Но я со скрипом ускользнул, как тот винил из-под иглы,
Забил на светские фуршеты и на шведские столы.
Всего каких-то восемь лет назад я помолодел!

Все разрешилось на излете
девяностых годов,
Когда в стране меняли души
на попсу и кока-колу,
И в обменнике спросили:
"Вы готовы к рок-н-роллу?"
Я посчитал и ответил…
"Всегда готов!"

Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу вернуться.
Когда б не случилось очнутся,
А я тут как тут -
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу вернуться.
Железные блюдца
не бьются,
пока не побьют.

Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу вернуться.
Кому довелось прикоснуться -
Тот сумеет понять!
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу,
Всегда готов к рок-н-роллу вернуться,
Железные блюдца
не бьются,
а звонко звенят:
"Всегда готов к рок-н-роллу!"

2007


(с) К.Арбенин, 2008.