Зимовье Зверей
КАК ВЗРОСЛЫЕ
2006

Стихи и музыка - Константин Арбенин


1. Вступление в альбом
2. Довоенный билет
3. Опоздавший
4. Ассоль и Серый
5. Романс подтаявшей Снежной бабы
6. Осечка (Яичный порошок)
7. Лампочка
8. Оптический этюд
9. Дорогие помпеяне
10. Куплеты Старухи-процентщицы
11. Парад-алле
12. Русский народный блюз
13. У букиниста
14. Хеппи-пост


ВСТУПЛЕНИЕ В АЛЬБОМ

Как глобус жизни ни крути,
Как ни обманывай пространство,
Всегда есть что-то впереди,
Поскольку жизнь шарообразна.

Не тормози неспешный ход,
Вращай до полной остановки,
Пусть каждый оборот несёт
Свои сезонные обновки.

Мы вырастаем из штанов
Обратно, в сторону основ.
Но годы в том не виноваты,
Что, как штаны, великоваты.

Все, что мы взяли у природы, -
Необоснованная милость,
И эти дни, и эти годы -
Они нам отданы на вырост.

Сидят на нас смешно, горбато,
Как бы с отцовского плеча,
Все наши детские утраты,
Вся наша взрослая печаль.

Как ни гони, судьба, коней,
Как ни дразни собой, надежда, -
Рожденье смерти мудреней,
Поскольку время центробежно.

2006


ДОВОЕННЫЙ БИЛЕТ

Нам война обещает, что долгою будет дорога,
Старит девичьи лица, коптит паровозные лбы.
Кто-то ходит под Богом, а кто-то уходит от Бога,
Но никто не уйдёт от всеобщей солдатской судьбы.

Я б военный билет променял на билет довоенный,
Выпил времени море и сушей вернулся б назад...
Но как гомон вокзальный сливается с гулом вселенной,
Так и я прирастаю к войне - у тебя на глазах.

Нас взрывная волна раскидала флажками по карте,
И не всем суждено уцелеть, дотянуть до погон.
Одному уготовано место во братском плацкарте,
А другому судьбой забронирован спальный вагон.

Я б военный билет променял бы на послевоенный,
Всё б отдал, что имею - сто грамм и солдатский паёк...
Но как личные судьбы впадают в поток поколенный,
В эту общую чашу вливается горе моё.

Все посмертно равны - патриоты и космополиты;
Дезертиров у времени нет, поезд мчит до конца.
По сосудам земли все мы массой единой разлиты,
Тащим к дырам планеты свои кровяные тельца.

Я б военный билет сдал обратно в дорожную кассу,
Обменял бы на память идущие в сердце бои...
Но солдат безымянный с пробитой звездою на каске
В незакрытых глазах прячет званье и имя мои.

2005


ОПОЗДАВШИЙ

Холодный дом, балкон на юг.
Я мало ем, я много пью.
Я пью дешёвое вино
И позабросил рок-н-ролл и кино.

И, видишь, стал совсем другой,
Осел на дно, обрёл покой.
А ты - такая ж, как была,
И снова замужем, и снова в делах.

Мне пора, ухожу -
На часах последний срок.
А не то заблужусь,
Опоздаю на метро.
И вернусь, и скажу:
Мне ведь некуда идти.
Приюти.
Хотя бы до шести...

Всё, как тогда, - сидим, поём;
Я на нулях, ты при своём.
Так было десять лет назад,
Хотя об этом даже страшно сказать.

Не сосчитать всех мест и лет,
Где были мы и где нас нет.
А значит, будем, как всегда,
Тушить окурки и сжигать города.

Ухожу, мне пора -
Через час уже рассвет.
От добра до добра
Перерывы в десять лет.
А пока взаперти
Перспективы неясны, -
Приюти.
Хотя бы до весны...

А поутру, надев пальто,
Вернусь в пустой холодный дом,
Где нет ни музыки, ни снов,
Где только утренний весенний озноб.

И целый день стучит в окно
Мой рок-н-ролл, твоё кино.
Стучат дожди и поезда.
Стучат о том, что я опять опоздал.

Мне пора. Ухожу -
Обстоятельствам под стать.
А не то заблужусь,
Опоздаю опоздать.
И скажу: там, в пути,
Погорели города.
Приюти.
Хотя бы навсегда...

1994, 2004


АССОЛЬ И СЕРЫЙ

Она жуёт на рассвете
И слушает "битлов" поутру,
Она живёт в Интернете,
На сайте "Одиночество.ру".

Она теряет часы и собирает минуты,
Она живёт по каким-то нездешним часам.
Она приходит с работы и сразу в компьютер,
Она не верит другим чудесам.

Она забросила книги
и год не поливает цветы.
Её друзья - это ники,
Мужчины виртуальной мечты.

На кухне - грязной посуды курган непочатый,
И безо всяких последствий рассыпана соль.
Но ей на это плевать, она бродит по чатам
И пишет письма под ником Ассоль.

Она плетёт паутину,
Она подстерегает его.
Она, конечно, блондинка,
Ей нет и двадцати одного.

Она не терпит жлобов и не выносит лентяев,
Ей нужен тот настоящий, что сыщется сам.
В её ушах Макаревич, "Секрет" и Митяев -
Она не верит другим голосам.

Но в поисковой системе
Всегда один и тот же облом.
Что толку кликать по теме,
Что толку вспоминать о былом...

Тридцать шестой день рождения - так бесприютно,
Когда никто не приходит и всё позади.
Она себе подарила вот это компьютер
И жизнь опять начала с двадцати.

Постой, жизнь,
мимо не проходи.
Он здесь,
он тоже один в сети.
Они опять заблудились, как дети,
Им не порвать эти взрослые сети.
Задай правильный вектор,
Поддай попутного ветра
его парусам,
а дальше он сам.
И пусть судьба обойдётся
без спецэффектов,
пускай доверится
чудесам.

Когда, запутавшись туго
В пространстве электронных тенет,
Они упустят друг друга
На сайте "Одиночества. нет",

Она отключит компьютер - и кончится спячка;
А за окном выпал первый пронзительный снег.
И там, на белом снегу, живым курсором маячит
Давно обещанный ей человек.

Тот, что с её эталоном несхож только в малом,

Они вдвоём говорят на одном языке, -
Мужчина в сером костюме и галстуке алом,
С изгибом жёлтой гитары в руке.

2005


РОМАНС ПОДТАЯВШЕЙ СНЕЖНОЙ БАБЫ

Ах, сколько растаяло снега,
Ах, сколько воды утекло
С тех пор, как морозом ощерилось небо
И иней раскрасил стекло.

С момента рожденья не сделав ни шага,
Стою и считаю в уме трудодни -
Простая нелепая снежная баба,
Подруга смешной ребятни.
А чуть меня глубже копни...

Когда-то была я водою,
И сущность моя - это снег.
Но, может быть, я хоть чего-то да стою -
Как баба и как человек.

Ах, сколько любимых осело на донце,
Ах, сколько друзей утекло до поры!
Но всё же я рада - и первому солнцу,
И смеху моей детворы.
Вы были ко мне так добры...

Ах, горькую эту затею
Какой объяснит чародей?
Вот люди - они без движенья толстеют,
А я с каждым днём все худей!

Февраль на исходе, пора нам прощаться.
Я еле заметно машу вам метлой:
Спасибо, друзья, за короткое счастье
Быть частью природы живой -
Хоть этой недолгой зимой.

Я стану весеннею лужей
И летним продлюсь ручейком,
А осенью, с первой ноябрьской стужей,
Замкнётся мой жизненный ком.

Предвижу текучей судьбы перемены
И, тая, украдкой шепчу детворе:
Слепите меня ещё раз, непременно -
Грядущей зимой, в декабре...
Мне нравится в вашем дворе.

2005


ОСЕЧКА (ЯИЧНЫЙ ПОРОШОК)

Если бы деньги не пахли,
То их не клевали бы куры.
Если не выдал бы норов,
То кончилось все хорошо б.

Над нашею крышей не каплет,
Над нашим альковом - амуры,
В моих катакомбах не порох -
Яичный густой порошок.

Но все меняется, когда
Сгорают скопом города,
Как спичка.
Бегут горящие стада -
Куда? Куда? Куда? Куда?
Привычка.

Если бы не было света,
Тоннель бы в конец обезумел.
Если бы не было Бога,
Для многих сошел бы и черт.

А так вот, за каждым омлетом,
За каждой беззубой глазуньей
Все время маячит монокль,
Все время чего-то сечет.

Прекраснозубый, как гюрза,
Он в приговоре ставит за-
пятую.
Полны белком его глаза -
Назад, назад, назад! Наза...
Вкрутую.

Слова, что текли на подмогу,
Бросают свой парус на ветер.
Срывает резьбу о подкову
Удачи тугой саморез.

Ты сам по себе гоголь-моголь,
Никто за тебя не в ответе:
У каждого собственный повод,
У каждого свой Ахиллес.

А тот за мизерный процент
Наводит лазерный прицел
На пятку.
Звенит желток в пустом яйце -
КЦ, КЦ, КЦ, КЦ!
И всмятку.

Не станет сынам человечьим
Теплей от мамоновой манны,
Пока не распутаны нитки
Клубка одиноких сердец.

Но знает мой автоответчик -
Последствия будут гуманны;
К ответчику, кем бы он ни был,
Однажды приходит истец.

Едва почувствовав ожог,
Сгорает желтый порошок,
Как свечка.
У наблюдавших - легкий шок:
Нашёл? Нашёл? Нашёл? Нашёл...
Осечка...

2003


ЛАМПОЧКА

Не всё ли равно, про кого говорить?
Заслуживает того каждый из живших
на земле.
И.Бунин "Сны Чанга".

Представь себе: он лампочка в уборной -
Общественной, не знавшей белизны.
Лишь мухи бьются тупо и упорно
В стекло его загаженной спины.

Над ним - неровным небом потолок.
Под ним - исподов сокровенный выгул.
И беспокойный провод, как вьюнок,
Ведёт к рубильнику с дилеммой ВКЛ и ВЫКЛ.

Мир перевёрнут, переломан цоколь,
И прошлое - невнятный полумрак,
И нету силы думать о высоком,
Но не светить ему нельзя никак.

Внутри него - каких-то сотня ватт,
За ним - сопротивленье ом так в двести.
Но ведь никто, заметь, не виноват
В так странно высвеченных времени и месте.

И где бы дух твой безмятежный не носило,
И кем бы ни был ты на том и этом свете,
Сейчас ты - лампочка, что светит в четверть силы
В забытом Богом привокзальном туалете.

Она была улыбкой на обложке
Красивого рекламного журнала.
Её всегда встречали по одёжке,
А большего она и не желала.

Но был лишен красивости финал,
И закатилось яркое светило -
Её до дыр засмотренный журнал
Осел в кабинке привокзального сортира.

Теперь гляди, как нестерпимо туго
Случайность натянула тетиву,
Когда они увидели друг друга -
Без всяких предисловий, наяву.

И искры пронеслись по проводам,
Детектор зафиксировал ошибку.
А он подумал: "Что же я отдам,
Чтоб осветить её погасшую улыбку?"

И кем бы ни были мы в настоящей жизни,
И что бы в будущей себе ни заказали,
Но в этот миг мы перестанем быть чужими
На переполненном разлуками вокзале.

А ты? Ты коротаешь ночь в вагоне,
Поёшь во сне неписаные песни,
И что тебе до двух чужих агоний,
Замешанных в рифмованные смеси?

Но гулкий взрыв уснувших оглушил -
Горит сарай на станции промозглой.
И, видишь, там две слипшихся души
Сигнальным пламенем летят к далёким звёздам...

Какие б токи сквозь тебя ни проходили,
И по каким бы ты ни мыкался дорогам,
Будь ты хоть оттиском, хоть лампочкой в сортире, -
Ты не забыт ни электричеством, ни Богом.

2005


ОПТИЧЕСКИЙ ЭТЮД

Всего лишь раз я видел вас в метро,
Всего лишь миг тянулась наша встреча.
Но с этих пор всё для меня мертво
Без ваших глаз, рассыпчатых, как греча.

Я был к судьбе, как видно, не готов -
Оторопел, когда в вагоне душном
Ваш правый глаз скользил поверх голов,
А левый мне упёрся прямо в душу...

Который день я вас ищу в толпе,
Который месяц вглядываюсь в лица.
Который год живу, оторопев,
И не могу ни в чём определиться.

Вхожу ль в трамвай, стою ль за колбасой,
Смотрю ль на дождь, неспешно моросящий,
Ищу ваш взгляд - немножечко косой,
Ваш дивный взгляд - едва-едва косящий.

Как жаль, что я так сильно близорук,
Как жаль, что я так многого не вижу.
Ах, почему я счёл тогда за труд
И не рискнул протиснуться чуть ближе!

И мне теперь вовеки не понять,
Не расспросив, ещё раз вас не встретив:
Вы там, в метро, смотрели на меня,
Иль был в вагоне сбоку кто-то третий?

Сама судьба нам подавала знак,
И целый миг стояло счастье рядом...
Но миг прошёл - и мне уже никак
Не повстречаться с вами даже взглядом.

2005


ДОРОГИЕ ПОМПЕЯНЕ

Опять горят твои библиотеки,
Прервавшая Великий пост Земля.
Опять дымятся нефтяные реки,
И стонут земляничные поля.

Я распрямляю смятый календарь,
Прилипший к сапогу конкистадора...
За мартом неизбежен жерминаль,
Но прежде сентября жди термидора.


*

Карта мира пока
Изменилась не шибко,
Изменилась слегка,
И возможна ошибка.

Ось земная пока
Отклонилась не сильно,
Лишь на четверть вершка -
И на этом спасибо.

Мир завис на века,
Будто мученик в раме.
И цунами пока
Лишь на телеэкране.

От его мелодрам
Ни убытку, ни пользы.
А потоп - где-то там
И когда-нибудь после.

А если вы случайно вдруг увидите сиянье
Над крышами Помпеи или прямо над собою,
Спите спокойно, дорогие помпеяне, -
Как говорится, в Помпее всё спокойно.

Крестоносцы ещё
Не пришли из похода.
Их просчёты не в счёт -
Помешала погода.

Но обещаны нам
Все блага Атлантиды:
И счастливый финал,
И подробные титры.

А если вас тревожит эта дрожь под абажуром,
И если не ласкают слуха звуки канонады,
Доешьте ананасы и рябчиков дожуйте, -
Всё под контролем, ни о чём жалеть не надо.

Посидим, подождём -
От звонка до заката.
Всё пока что путём,
Всё пока что покато.

Штрих-коды на стене,
Проступают не часто.
И пока ещё не
Переполнена чаша.

А если ваш поступок станет той последней каплей,
Которая разрушит набухающую колбу,
Минздрав предупреждает: не разбрасывайте камни,
Выпейте море, закусите - и по койкам.

Пусть кролики на кухнях дожирают подаянье,
Пусть псы у ваших спален перелизывают раны, -
Спите спокойно, дорогие помпеяне!
Спите спокойно, не по вам звонят куранты!

2005


КУПЛЕТЫ СТАРУХИ-ПРОЦЕНТЩИЦЫ

Во дворе петербургском колодезном
Раздаются стенанья шарманки.
Я лежу в полумраке болотистом
На скрипучей своей оттоманке.

А в болото моё
Только ступишь ногой -
И вовек не уйдёшь, не отцепишься.
А ведь я не Яга,
Не колдунья с клюкой,
Я простая старушка-процентщица.

Заходите ко мне - посидим опосля,
Я вполне компанейская тётушка.
А квартера моя - на двери два нуля,
А меж ними такая вот черточка.


Ваши вещи беру на хранение,
Чтоб иметь с ваших душ дивиденды.
Я стара, но ко мне, тем не менее,
Иногда даже ходют студенты.

Был вчера тут один,
Всё глазел, как шпиён,
Нечто прятал, бродяга, подмышкою.
Ну а я ему в лоб:
"Мне топор не нужён, -
Лучше сбегай, дружок, за сберкнижкою."

Я, ей богу, ему поддала два разка:
Пусть в другой раз, пролаза, не пыжится!
А квартера моя - на двери два глазка,
И посерёдке латинская ижица.


Я практична, умна, обязательна,
Но для дела сыграю и дуру.
И не зря изучают писатели
Мою вечно живую натуру.

Приходил тут один,
С головой не в ладах,
Описать обещался в романчике.
Но меня не проймёшь -
Я ведь дама в годах -
Все писатели, знамо, - обманщики.

Мне милей векселя - в них иная строка
Посильнее любого там Фауста.
А в квартеру мою - два коротких звонка
И меж ними длиннющая пауза.


Пусть стекают богатства несметные
В мой сундук, как в бездонную чашу.
Я бессмертней Кащея Бессмертного -
Я над златом цвету, а не чахну.

Хоть ножом меня режь,
Хоть сатирой сражай,
Всё одно - ничего не изменится.
Я опять соберу
Ваших душ урожай,
А шарманка их смелет, как мельница!

Заходи же ко мне, и матёрый, и тля,
Всех ко мне заноси, лысый чёртушка.
А квартера моя - на двери два нуля,
А меж ними наклонная чёрточка.

2005


ПАРАД-АЛЛЕ

Сплошные круглые даты,
Сплошные ровные цифры,
Как тучные акробаты
В не очень веселом цирке.

Кривляются и потеют,
Выкладываясь по полной.
Но как-то всё неестественно,
Надумано и топорно.

Уже подустал оркестр,
Уже подоспел буфетчик,
Но до сих пор неизвестно,
Чем кончится этот вечер.

Кого запульнёт под купол,
Кого подведёт страховка:
В программке написано путано,
А Бога спросить неловко.

Бог всё еще сильно занят
Деталями закулисья.
И мы всё решаем сами,
Хотя до него так близко.

Хотя до него, всего-то, -
Шестнадцать кругов арены.
Но лошади отработаны
И распряжены кареты.

И только печальный клоун
С бывалой своей дворнягой
Не лезет в карман за словом,
А лезет туда за флягой,

Чтоб в шуме парад-аллейном
Быть допьяна неподкупным.
А ну-ка, клоун, налей-ка нам,
Пока все глядят под купол.

И будем с тобой смеяться, -
До коликов, до конвульсий.
Мне по сердцу роль паяца,
Что держит аккорд на пульсе.

Никто не поймёт подвоха -
Что публике остаётся?
Уж лучше пусть мрёт от хохота,
Но унынию не сдаётся.

Сплошные круглые даты,
Сплошные ровные цифры,
И снова несут куда-то
Вертикальные мотоциклы.

Поскрипывают качели,
Выгибается позвоночник.
Большое разоблачение
Последует ближе к ночи.

2004


РУССКИЙ НАРОДНЫЙ БЛЮЗ

Когда-то я пел русский народный блюз.
Когда-то я здорово пел очень русский народный блюз.
Но теперь у меня молодая жена,
Она сказала, что музыка мне не нужна.
Она, конечно, стерва, но я на неё молюсь.

Я - последний герой рок-н-ролла в нашей попсовой семье.
Я - самый последний герой рок-н-ролла в нашей попсовой семье.
А ведь недавно я был холостой,
Я бы мог раскрутиться, я бы мог стать звездой...
Но теперь я, как тот бронепоезд, сижу на запасной скамье.

Забери меня, мама,
Забери меня, мама, отсюда домой!
Забери меня, мама,
И эту посуду домой!
Я, конечно, великий, мама,
Но только уж слишком немой.

Я бы пел в ресторане, но этот шанцон* - не по мне.
Я бы пел в ресторане "Мурку", но эта мура - не по мне.
А жена не понимает моих проблем -
Она смотрится в ящик и слушается FM.
С ней можно общаться только на ультракороткой волне.

Я работаю сторожем, но я не пою на посту.
Я опять работаю сторожем, но теперь я не пою на посту.
А дома жена не готовит мне есть,
Она говорит: "Твой пост теперь здесь."
И я всё время голоден: наверное, духовно росту.

Забери меня, мама,
Забери меня, мама, отсюда домой!

Забери меня, мама
Я замучался с этой женой!
Она мой вечерний звон, мама,
А я её вечный бой!

На моей малой родине мне хотели поставить бюст.
На моей исторической родине мне решили поставить бронзовый бюст.
Но жена сказала: "Ты не икона,
Хватит с тебя бюста и из силикона."
И прикасаясь к ней (к нему), я задыхаюсь от смешанных чувств.

Фирма "Мелодия" вручила мне золотой диск.
Сама фирма "Мелодия" вручила мне золотой компакт-диск.
Но жена пустила его в оборот,
Она все это золото вставила в рот.
Она бы не справилась, но ей помог з-з-з-знакомый дантист.

Забери меня, мама,
Забери меня, мама, отсюда домой!

Забери меня, мама
Пока я хоть немного живой!
Я стал тяжёл на подъём, мама,
Но лёгок стал на отбой.


Жена уехала в город, оставила мне ключи.
Жена уехала в другой город, случайно оставила мне ключи.
Я пригласил двух девиц, я купил вина,
Я включил телевизор - а там жена.
И тогда я выключил звук, я сказал жене: "Не звучи!"

Я ухожу в андеграунд, я спускаюсь в холодный подвал.
Я опять ухожу в андеграунд, я иду за картошкой в подвал.
Я запрусь на задвижку, я тряхну стариной,
Я буду петь песни - одну за одной.
Но если меня не найдут до субботы, тогда я совсем пропал.

Забери меня, мама,
Забери меня, мама, отсюда домой!

У меня нет тёплого пальто, мама,
И что я буду делать зимой?
Ты лучше всех бэйби на свете, мама,
Я снова хочу быть с тобой.

(Эпилог.)

Жена мне сказала, что эту песню я спер у БГ.
Она так и сказала: "Эту клёвую песню ты нагло спер у БГ."
Она же тупица непроходимая -
Она никогда не слышала Боба Дилана.
Да пока я писал эту песню, я сбросил 12 кг!

2004


У БУКИНИСТА

Когда мне хочется забыть о главном,
Когда мне хочется в себе уединиться,
Я не спеша сворачиваю в лавку -
В недорогую лавку букиниста.

Другие время отмывают в главке,
За бизнес-ланчем прячут друг от друга фиги,
А я свой день проглатываю плавно,
Листая мной не читанные книги.

Я захожу туда без всякой цели,
Отбросив повседневной жизни атрибуты.
Не выбираю, не смотрю на ценник,
А просто молча впитываю буквы.

И как в кругу своих друзей давнишних,
На фоне выцветших, но сладких иллюстраций,
Я замираю в этой сонной нише
И не спешу до срока просыпаться.

Покуда вечные движения,
брожения и танцы без конца
Определяют выражение
Не одного усталого лица,

Пускай мне лучше будет сниться -
Безо всяких толкований, напрямик, -
Что я живу у букиниста
И ночую среди старых книг.

Как Дон-Жуан, попавший на девишник,
Я прирастаю к месту и хочу остаться.
Мне хорошо без пассов муз тивишных,
Без чартов радио активных станций.

Я наблюдаю жизнь с другого боку,
Как книжный червь, как новый типографский инок,
И мне становится смешна убогость
Тупых корпоративных вечеринок.

Все эти вечные движения,
вторжения - потуги без конца,
Чтоб сделать общим выражение
И без того безликого лица.

Но я не ноль, я единица,
Я вращаюсь где-то далеко от них.
Ведь я живу у букиниста
И ночую среди старых книг.

Когда мне хочется узнать о главном,
Когда мне хочется с собой соединиться,
Я не спеша сворачиваю в лавку -
В недорогую лавку букиниста.

Один попил себе пивка - и ладно,
Другому - ничего нет выше высшей лиги,
А для меня - отдохновенье в лавке,
Где ждут другими читанные книги.

Все эти тайные движения,
Спряжение, глаголы без конца
Усугубляют выражение
И без того счастливого лица.

Всё в мире может измениться,
Может сгинуть за какой-то краткий миг,
Но я живу у букиниста
И ночую среди старых книг.

2003


HEPPY-POST

Постой, жизнь,
мимо не проходи.
Он с ней,
Они уже не в сети.
Не пропусти эти несколько серий -
Там, где Ассоль познакомится с Серым.
Взгляни вновь на обоих,
Смени рисунок обоев,
Откликнись на зов
Земных парусов.
И пусть фортуна забудет
супергероев,
Пусть развернет своё
колесо.

2006


(с) К.Арбенин, 2006.