Зимовье Зверей
ШИШКИ
2005

Стихи и музыка - Константин Арбенин


На меня смотрит Завтра
"Зверобои и следопыты..." (стих)
Макросхема
Я обрастаю
Отложения во времени
"Завязал на время с прозой..." (стих)


НА МЕНЯ СМОТРИТ ЗАВТРА

1

Я вышел из детства внезапно - как вынырнул, как обернулся.
Нащупал за пазухой лёд, бросил кости и кончил надеяться.
Из вышедших раньше меня до сих пор ни один не вернулся,
И некому мне объяснить, для чего же я вышел из детства.

Но утро приносит мне почту, а значит, отныне я буду
Не справа, не слева, а просто немного восточнее запада.
В разломах культуры, где культом является Маленький Вуду,
Я буду дырой среди звезд, распыленных из пульверизатора.

Я мог бы цепляться за корни,
но корни мои наверху -
На меня смотрит Завтра.

На меня смотрит Завтра -
И требует автора.

2

Я вышел из моды сознательно - не нарушая запрета.
Другие смотрели мне вслед, но никто повторить не отважился.
Я вышел оттуда другим, как католик из стен минарета,
А кто-то кричал мне вослед, будто в моду нельзя войти дважды.

Я мог бы спуститься со сцены улиткой в суфлерскую будку,
В нечистое небо кулис, где кристалл воплощается в запонку,
Где спелый тростник, достигая вершин, превращается в пудру,
Минуя заведомо главную стадию - стадию сахара.

Такую игру в "мутаборы"
я давеча видел в гробу -
На меня смотрит Завтра.

На меня смотрит Завтра -
И ищет соавтора.

3

Я был бы отличником жизни, когда бы не стал хорошистом,
Когда бы не вышел из пены героев сухим и неузнанным.
И там, где реальность становится бежевой, теплой, пушистой,
Меня вызывают к доске беспристрастные кровные музы...

Еще одна ночь протекла в ожидании зрелого чуда,
В попытке себя воссоздать из заведомо дохлого атома.
Но утро приносит мне почту, а значит, я тоже оттуда -
Я просто морщинка в улыбке Печального Импровизатора.

Я вышел из детства, а значит,
остался у детства в долгу -

На меня смотрит Завтра
Через двойное окно,
На меня смотрит Завтра
Через чужие глаза.
На меня смотрит Завтра -
И мне уже не всё равно,
На меня смотрит Завтра -
Мне ему не отказать.

Это больше азарта,
Это - как хлеб и вино.
На меня смотрит Завтра,
Это - как песни в бреду.
На меня смотрит Завтра -
Мы уже с ним заодно.
И над выжженным замком
Восходит у всех на виду

Черно-белая радуга.

2002


* * *

Зверобои и следопыты,
Ваши подвиги не забыты:
Кочуют по русской прерии
Могикане от пионерии,
И вписаться в процесс норовят
Последние из октябрят.

2004


МАКРОСХЕМА

Памяти Кира Булычёва


Сквозь белые рожицы холодов,
Сквозь мерзлые кратеры стадионов
Я слышу, как в крошеве проводов
Хвостами сшибаются радиоволны.

Уже доля каждого сочтена,
И выжившим велено отсыпаться.
Самая первая седина.
Появилась, когда тебе стало за двадцать.

Алые рваные паруса
Новенькой солнечной батареи
Навряд ли способны на чудеса,
Они никогда тебя не обогреют.

Моих же уже никому не отнять -
Из утлой фанеры, из кровельной жести,
Они пережили почти тридцать пять
Огромных космических путешествий.

Сквозь нынешний день, не лишенный надежды,
И завтрашний выглядит необозримым.
Но небо уже самолетов не держит,
Но небо уже наливается дымом.

Встречено разное на пути -
От полного краха до полной победы.
Но того, что хотелось бы вновь обрести,
Нет даже в туманности Андромеды.

Мы, будто бы дети проторенных трасс,
Привыкли в беде апеллировать к взрослым,
Но взрослые снова, в двухтысячный раз
Сбежали от нас через тернии к звёздам.

Вкушающий завтраки в белых одеждах,
Ты к ужину выйдешь в темно-зеленом.
Но небо уже самолетов не держит,
Оно уже стало, как море, соленым.

Я спрячу свой мозг страусом эму
В песок этой белой больничной палаты.
Прими меня, Космос, в свою макросхему
Хоть самой ничтожной, бессмысленной платой!
.............................

Светилам и спутникам их невдомёк,
Когда мы состаримся - до или после.
Корабли, залетевшие на огонек,
Мы в этом будущем - только лишь гости.

Уставшему телу - немного вина,
Чуть-чуть тишины обесточенным нервам...
Последняя лунная седина
Уравняла хребты твои в двадцать первом.

А утром в мерцающий иллюминатор
Я выгляну - и ничего не увижу.
Ведь небу уже самолетов не надо,
Ведь небо уже не становится ближе.


2003


Я ОБРАСТАЮ


Я обрастаю вещами,
Словами, делами, привычками,
Невыполненными обещаниями,
Невстреченными электричками.

Внутри меня пейзажи -
Цветные, широкоэкранные.
Снаружи - все вроде бы зажило:
И взорванности, и раны.

Я обрастаю цинизмом -
Изнанкой побитой романтики.
На память мою нанизаны
Расставаний липкие фантики.

Внутри меня - замерли реки
И тучи стоят, не движутся.
Просвечивает прорехами
Моя записная книжица.

И реки эти мне не переплыть,
Покуда не выброшен за борт балласт.
Но моя путеводная водная нить
Меня никому никогда не отдаст.

Я обрастаю деталями,
Прозаическими подробностями...
А помнишь, как мы летали с тобой
Над самыми жадными пропастями?

Как демоны, зло шушукаясь,
Наполнить скорее хотели
Потерь наших ткань парашютную
Горбинами приобретений?

Как даже в воздушных ямах нам
Бывало безудержно весело,
И как, несмотря на изъяны, мы
Сохраняли в себе равновесие.

Как замыслы были отчаянны,
И песни были не спеты...
Но я обрастаю вещами,
Что капают грузилом в Лету.

И Лету эту мне не переплыть,
Покуда не выброшен за борт балласт.
Но моя путеводная водная нить
Меня никому никогда не отдаст.

Я обрастаю вещами -
Замками покинутой молодости,
Пространными примечаниями
К никем не написанной повести.

Внутри меня - миллионы
Галактик, которых не было.
Глаза мои - хамелеоны,
Настроенные на небо.

2003


ОТЛОЖЕНИЯ ВО ВРЕМЕНИ


Каждый день - как нарыв,
Каждый шаг - как удар
С той незримой поры,
Когда принял твой дар.

Сам его отыскал,
Сам к себе приварил.
И понёс по мосткам,
Не касаясь перил.

Переполнен терпеньем сердечный сосуд,
И нести его - стоит потов и седин.
Я храню его жар, я берегу его зуд,
Я в тисках у готовности номер один.

Но отложения во времени пронзают до дрожи,
Отложения во времени берут меня в плен.
Я пытаюсь сварить себе парус из кожи
Растоптанных в кашу колен.


Каждый день - как нарыв,
Каждый шаг - как удар.
И стучат топоры
По фигурам гитар.

То ли щепки летят,
То ли кто-то поёт.
Смерть похожа на яд,
Жизнь похожа на йод.

Ни на йоту не сдвинуться с места, когда
Торможение держит тебя изнутри.
Я уже научился сжигать города,
Но тот пожар никому не заменит зари.

Отложения во времени - мёртвые соки,
Отложения во времени - отравленный клей.
Я пытаюсь сплести себе руль из осоки
Посыпанных пеплом полей...


Боже правый, и левый тоже,
Не жалей падежей, обжигай глаголом!
Я отдам всё сполна, я верну всё, что должен,
И останусь, как перст без напёрстка, голый.

Как иголка в картине того анонима,
Что вдевает в меня путеводную нить.
Пока кто-то там просто хотел быть любимым,
Я пытался научиться любить.

И я готов был ждать вечность, но ни минутой
Больше, поскольку отныне и впредь
Мне все-таки нужно быть нужным кому-то,
Мне хочется чего-то хотеть.


Каждый день - как удар,
Каждый шаг - как нарыв.
И бескрылый Икар
Летит в тартарары.

Там земля его лечит
От лунной тоски:
Обожженные плечи
Пускают ростки.

Я не сдвинулся с места, пока не смекнул,
Что во мне, будто в дереве, спит человек.
Подустал от бездействия мой караул, -
Каждый саженец сам себе ствол и побег.

Отложения во времени хуже обломов,
Отложения во времени страшнее войны.
Я пытаюсь слепить себе путь из обломков
Разрушенной кем-то стены.

Отложения во времени ломают титанов,
Отложения во времени калечат богов,
Но я слепил свой мирок из горячих останков
Растопленных солнцем снегов -

И стал таков.

1995, 2002


* * *

Завязал на время с прозой.
Развязал с поэзией.
Говорят, что в малых дозах
Сочинять полезнее.

Говорят, что в малых формах
Обнажать удобнее
Философские платформы
И тому подобное.

Отложил большие вещи,
Так сказать, на вырост.
Пусть себе фонтаном хлещет
Стихотворный вирус.

Я ему сопротивляться
Не намерен более.
Не найти такого кляпа,
Чтоб заткнул глаголенье.

То щиплю словесный атом,
То руду мечу свою.
Мню себя Рабиндранатом
И Тагором чувствую.

И покуда в силе осень,
Я стишками балуюсь.
Напишу еще семь-восемь -
Поостыну малость.

2003

(с) К.Арбенин, 2005.